Вячеслав Новиков
ВЕНГЕРСКИЕ ДНЕВНИКИ
содержание


19 июля, утро.

Вчера снова печатал. Сначала один, потом с Золтоном. Приходила Вера, просила помочь описать ей мою комнату в общежитии. Печатал до двенадцати, свернул все хозяйство, поднялся наверх. Народ еще не спал. Слава с Иштваном о чем-то тихо шептались в уголке, Сашка Х. курил, кое-кто гулял по коридорам. Зашел в душевую почистить зубы, а там Иван чуть ли не с криком на меня. Почему Иштван не спит, почему ничего Славику не говорю. Я говорю, что он взрослый человек и лучше меня знает, что ему делать. Пришел в комнату, разделся, погасил свет, забрался на ярус. Уснул лишь когда Сл. с Иштваном наговорились. Трудно заснуть, когда кто-то шепчется.

Ровно 12.

Мы на почте (Анико, Вера и я).

Около 3 часов дня.

Зашло много народу. Был Сергей Сергеевич, Лена Иванова, Денисенко. Лена говорила о сексе, о том, какая у меня, оказывается, мощная фигура, примеряла на меня свой свитер. Потом с тройкой ходили на почту и в магазин игрушек. На почту пришла свежая газета "Петефи Непе" со статьей о нашем таборе. Вера купила пять экз. для преподавателей. Мне сказали, что в статье есть несколько строк и обо мне, что, дескать, в лагере работает "страстный", как сказала Вера, фотограф, который трудится и днем и ночью.
Заходили в магазин игрушек, я искал "глобус" для Вадика. Вера узнала у продавщицы, что, возможно, будут завтра. Вдвоем с Верой (Анико с Володей З. и его Моникой и Ильдико пошли в Диакоттон) заходили в продуктовый, Вера купила там сахар и вафли. Я рассказал ей о впечатлении, которые произвели на меня венгерские магазины и об "обслуживании" в наших магазинах. Она, оказывается, знает, что в Москве продавщицы не всегда вежливы. Я объяснил, почему так. Наверное, этому две причины - много народу, мало магазинов и ниже уровень общей культуры.
Спросил Веру, будет ли она в лагере в следующем году. Говорит, что очень хочет, но точно не знает. Я тоже не знаю. После, нет, перед обедом заходил "сам" - забрал фотографии, которые я ему подготовил. Сергей Сергеевич говорит, что Мария очень за меня заступалась, когда обсуждали мое опоздание в Будапеште. Нат. Ник. тоже говорила в Сольноке, что все уже об этом случае забыли. Сказала, чтобы я не расстраивался.

продолжение дневника


главная страничка сайта / архив номеров / авторы и их произведения / содержание "Идиота" №3