Хосе Зефирмулюков
репортаж из Рио-Чокто


РАСШИРЕНИЕ ШИРОКОГО ФРОНТА
В ИНТЕРЕСАХ УТЕСНЕНИЯ ТЕСНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА


Мы ведем репортаж из Восьмого блока общежитий Университета им. Яна Гуса в Игнашалойолии, названной так в честь борца за свободу парагвайских иезуитов Игн. Лойолы, столицы Рио-Чокто. Мы попали сюда случайно. Мы направлялись в Девятый блок (по своим корреспондентским делам), но попали в Восьмой. По ошибке. Теперь нам отсюда не выйти.

В восьмом блоке идет вовсю период подготовки к сессии. Вероятно, имеется в виду ежегодная сессия Самоизбирающегося Парламента - высшего законодательного органа страны. Коридоры заполнены ящиками с темно-коричневыми бутылками с горючей смесью. Из-за дверей слышаться звуки переливаемого нитроглицерина. Все окутано дымом. Это пары, выделяемые при изготовлении бездымного пороха.

Идет предвыборная борьба: время от времени то из одной, то из другой комнаты вываливается человек и, извиваясь в судорогах, пытается доползти до конца коридора. Некоторым это удается. Тогда они сворачивают направо. Через секунду оттуда слышаться душераздирающие звуки и хрипы. Судя по всему, это дело рук скрывающихся в конце коридора пистолерро - наемных политических убийц.

Мы находимся в одной из этих комнат. Ее номер - 368 - написан на двери с внутренней стороны, чтобы все помнили, откуда им выходить. На наружной стороне номера нет. Это потому, что входить сюда всем не обязательно.

В комнате вот уже шестой час идет напряженная политическая дискуссия. Председатель теневого правительственного кабинета Вил Хмытыв производит раздел по 200-граммовым порциям горючей смеси; вице-председатель с доброй, я бы даже сказал, не лишенной лукавинки улыбкой подливает изготовленной в столице (как это свидетельствует наклейка) жидкости бесцветной, которая, как сообщил мне только что по секрету наш оператор, "вышибает дух и выбивает ребра". Надо думать, это грозное оружие боевое. Себе он почему-то не наливает. Из великодушия, должно быть.

Наш оператор почему-то перестал двигаться. Продолжаю вести репортаж один.

Пока два делегата ведут споры о выяснении точного определения людей, попадающих под действие статьи 134-й Конституции Рио-Чокто от 1822 года, (которые появились на свет в результате неправильного проведения аборта), Главный консультант по риторическим вопросам Свайхн-Мозгау выносит на обсуждение проект проведение церемонии вручения университетских дипломов сразу по окончании вступительных экзаменов, что должно будет сэкономить Университету сумму, достаточную для возведения памятника Яну Гусу за какие-нибудь 43 года (исходя из соотношения между результатами работ и затратами на них за последние 25 лет). Предложение принимается в грохоте аваций, на глазах собравшихся выступают слезы, Вил Хмытыв предлагает добавить в текст проекта решение о возведении рядом с памятником Яну Гусу памятника Свайхн-Мозгау и вообще всем собравшимся.

В этот самый момент в комнату вбегает посланный за спичками (термитными?) в 358-ю комнату Жужа Солодович, представитель угнетенного меньшинства в Рио-Чокто. Он сообщает, что в этой комнате плетется параллельный, еще более радикальный заговор под руководством профессора Нуэвавида, редактора подрывающего устои квази-легального журнала "Cretinetti", с целью отмены УВК, деканатов и перехода всей власти в Рио-Чокто в руки студсоветов в союзе с армией. Во главе армии должны встать молодые офицеры во главе с курсантом Ваней Сидоровым, коренным латиноамериканцем, с которым Нуэвавида когда-то ходил в детский садик.

Меня подхватывают под руки и все собравшиеся несутся в 358 комнату. Перед нами - удивительное зрелище. Посреди комнаты стоит рулетка. Ее обступили участники параллельного заговора. Между играющими разделены фишки, символизирующие должности, посты, министерские портфели. Видно, что к делу здесь подходят всерьез.

Члены теневого правительственного кабинета вступают в принципиальный спор с заговорщиками-радикалами. Вскоре им удается отыграть часть фишек. Больше всех горячится Свайхн-Мозгау. Он является не только Главным консультантом по риторическим вопросам, но и теневым редактором журнала "Cretinetti" и гребет свою долю с выигрышей обеих сторон.

Проигравшийся в пух Жужа Солодович вносит предложение: в целях экономии времени крупье будет сразу называть число и цвет, на которое падает выигрыш. Предложение принимается. Выборы нового крупье переходят в оживленную перестрелку.

В разгар стрельбы Нуэвавида, встав на стол, начинает читать Преамбулу к Новой Конституции, составленную находившимся сейчас в застенках психиатрической лечебницы правящего режима почетным сотрудником журнала Сычом Угугухом. Преамбула заканчивается словами: "Может быть, правды в мире вообще нет". Эти слова тонут в грохоте аплодисментов. Собравшиеся хором поют сочиненный профессором Нуэвавидом на мотив песни "Шизгари" новый гимн республики:


Я был тогда совсем дурак.
В кафе сидел я просто так.
Ты шла по улице одна -
Я чуть не выпал из окна!

О, Клара!
Ты меня очаровала!
Твои джинсы, твои клипсы,
Кепка твоя!

Тебя догнал, сказал: "Привет!"
Ты улыбнулась мне в ответ.
Я пригласил тебя в кино -
Последний ряд. И было там темно.

О, Клара!
Тебе купил билет недаром!
Твои плечи, твои губы,
Коленки твои!

Уже ты ходишь не со мной.
Уже не ты - цветочек мой.
Уже я не такой дурак -
В кафе сижу не просто так!

Но Клара!
Ты слышишь, Клара, мою гитару?
Это, Клара, не гитара,
Это - ты, Клара, ты!



Пение гимна снова переходит в перестрелку. Одна из пуль чуть не задевает групповой портрет подполковников Рио-Чокской контрразведки Анатолия Хоменка, Бориса Карманова и Федора Кострова, находящихся сейчас в заграничной командировке. Участники дискуссии <возвращаются> к мирным переговорам. Вия Хмытыв объясняет собравшимся бессмысленность немедленного выступления в связи с недостаточной численностью в стране студенчества как класса. Референт по обстановке в южных районах Штормциклонцунамский добавляет, что недовольство в армии муштрой и дедовщиной пока не достигло критической точки, когда она она будет готова взяться за оружие. Жужу Солодович указывает на недостаточно крепкую связь заговорщиков со студенческими оперотрядами и люмпен-пролетариатом, а также засилье оппортунистов в студсоветах и профсоюзах. Против него выступает наблюдатель с Тайваня Пен-ин, обещающий привезти из деревни дедушкин дробовик и возглавить движение в одиночку. Происходит голосование. Большинство голосов собравшиеся переносят выступление на следующую сессию. После этого члены теневого кабинета переносят рулетку в свою комнату.

Да, накаленная атмосфера стоит этой зимой в Игнашалойолии.




Телетайп, PL, 22.2.1985 г.




главная страничка сайта / содержание "Идиота" №4 / авторы и их произведения

Польская женская одежда опт, donna подробнее.
Опора мебельная телескопическая и еще.