Артур ИСАЧЕНКОВ
стихи


ИГРЫ БЕСА

Спектакль времени и круговерть -
Всех приглашает смерть.
Господь раздал по воле:
Кто не был дураком, тот станет поневоле.
Условия игры: нам нужен бес
И верх башки, точнее - срез
Той части головы,
где наши с вашими мозги.

Итак, я бес.
Кто крикнул, что Христос воскрес?
Я - не Христос, я - раб старухи смерти,
Я - ваша дурь, я - крест железной тверди.
Приказано раздать вам по косе
И чисто выбриться в росе.
Потом играть мы будем в прятки.
Я загадаю вам загадки.
Затем - коварная любовь, закуски, пост,
И откровение, конечно же - по-русски.
Ну уж а потом попробуем двоиться:
Кто песни будет петь, а кто - креститься.
Душонку каждого рассмотрим
И кто чем жил - посмотрим.
Кто делал что-то - пусть живет.
Его старуха завтра заберет.
А кто всю жизнь чужое жрет,
Предупреждаю, тот умрет.
Не нужно волноваться - мой выбирает глаз.
Итак, начнем, пожалуй, с вас.

На души нынче малый спрос.
Я задам один вопрос:
Кому это нужно,
Чтоб ваша рука
Доставала из молока,
Не боясь занозы,
Кроваво-молочные розы?
К губам чужим их подносила
И каждый раз молила.
Тогда вы били нервами стекло
И прочность неба в решетку.
Но это всего лишь красивое зло,
Подсыпанное в водку.

Я отвлекусь.
Все по порядку.
И загадаю всем загадку:

Пустыня дороги,
И ты в пути.
Ты чувствуешь гвоздь в своей груди.
Раздавлена будет улитка.
На плечах - из лет накидка
Прикрыла тела наготу.
Впрочем, как и женщину
Вон ту.
Тела-река проплывет над мостом
Она - с завязанным на шее хвостом
Попросит найти разбитый плот,
Расскажет о себе, закончившую род.
Он - на ворона был похожий.
Узнала его под кожей,
На ветру упала и была помята,
Телом и копытами распята.
Теплая кровь из угла.
Ослабла, устала, легла
Страшным взмахом нервных крыл
Жизнь ворон собой накрыл
Красной стрелой с каймой черной
Мой нежно-белый берег теплый
Я сшиблена была крылом
Пусть даже вороном, а не орлом.
Он будет далью упиваться
И век свой долгий наслаждаться.

Ответьте на вопрос-находку:
Зачем просили плот, не лодку?
Ответ, по-моему, уж очень прост:
Это - юного дерева рост.
И пробудив вас ото сна,
Я говорю сейчас: весна! весна!
Не нужно брать нажитки в рай,
Когда вокруг тебя мой май,
А ты клыки для врага обнажаешь,
Судьбой ударь, ты соображаешь.
Печать сургучная выше колен,
Для вас - собачья радость и плен._
Без стука сука входила в дверь,
Она не женщина была, а зверь.
Вспомним, нас куда-то дали звали?
Всё, первую часть мы отыграли.
Ты садись, не стой,
Я приступаю ко второй.
Это пока не муки,
Муки - это когда старуха
Сломает нам шею и руки,
А если до кого коснется,
Апокалипсис
Без второго действия начнется.
Итак, я продолжаю у костра.
Где превратятся реки в кровь,
Была моя сестра - Измена -
Коварная любовь.
Свечение должно быть,
Чтоб против течения плыть
Не к хаосу и смогу,
А туда, где начало,
К истоку.
Подальше от берега моего,
К началу себя самого.
Сегодня в свете,
Как в Ветхом Завете,
Мытарства судьбы в убогости дня,
Всё для тебя, всё для тебя.
Да, вам нужен конь.
Мне - ворон.
Тишина, и марлей даль укрыта.
Моя тайна?
Речка из стекла,
Ваша - берегом пускай укрыта.
Вам нужен взлет, мне - взмах,
Полет, сон под облаками.
Мне, конечно, недолет,
Ну а вам, пусть с воспаленными крылами.
Вам нужен крик, мне - стон,
На дыбы душа, четки судьб перебирая,
Мне - немножко шалаша,
Ну, а вам нельзя без Рая.
Вы не запутались в мыслях?
Ветер любит гнилые листья.
Нужно верить в миг свечения,
В яблоко с золотым сечением.
Я извиняюсь, вы задумались о Боге?
Не стоит, мы для него порою так убоги.
В лабиринт свечей душа летит.
Да, это злит, злит, злит.
Броженье дня для пирога ночного,
Я предложу тебе ила речного,
Цветным стеклом цветы назову
И ты поверишь в мою доброту.
Подам тебе мертвую ветку с земли,
И вырастет сирень в твоей груди,
И будут камни называться ватой,
Пчелиный мед одеждой помятой,
Не солнце будет светить, а поле,
У солнца будет иная доля.
Огромные цветы, как бабочки, летать,
А бабочки, как рыбы,
В воде птенцов рожать.
Я вижу, у Вас на щеке слеза.
Замажьте мистикой Ваши глаза,
И Вы увидите, как что-то расслоится,
Мы все там, на верху, попробуем двоиться.
Начинается подъем в гору.
Камни постепенно
Приобретают блеск слепого серебра.
Немного выше
Они превратятся в зеркала.
Там вы увидите себя,
Если не поскользнетесь,
И не упадете вниз
С этой почти вертикальной поверхности,
Которую вы жаждали всю жизнь.
Даже если там, наверху,
Вы и превратитесь в иную материю,
Отличную от всех ранее знаемых,
Для кого-то это будет новая гора,
Переливающаяся в гранях неясности
В безветренном, вуалированном одиночестве,
Но с чувством невесомости тела,
Брошенного вниз...
И заплачут тогда он и ты
От осознания бессилья,
Как завядшие цветы,
Не имевшие крылья.
Вуаль окутает лес,
Разбудит звуком камертона,
Украв у вас всю сладость полутона.
И вы летите, где красок нет.
Там не найдете на свой вопрос ответ.
Всё, что просили - не дадут,
Куда хотели - не отведут,
А приведут тебя ко мне.
Ты будешь пить и есть во сне,
Ты в зеркалах окружен собой,
Такой, как сам, слепой ордой.
А то, что брал у жизни в долг,
Отдашь ты мне, чтоб блеск умолк.
Я знаю в этом толк.
Об этом вам расскажет
Мной убитый волк.
Там, за поворотом, на горе крутой
Над ним кружит ворон
С вашей мечтой.
Руки трав вас успокоят,
Ночь холодным свеченьем накроет,
Пес залает на Млечный путь.
Ты не спеши свечу задуть.
Красивый сон разбудит дённый пост,
За это с другом выпей тост.
Он брат тебе, не кто-нибудь,
И про меня уж не забудь.
Я как жемчужины ларец,
Меня ты не гони,
Я - твой творец.
Мы подойдем почти вплотную,
Увидим жизнь совсем иную,
Поднимут занавес исподни.
Так угодно нам, нам,
А не воле Господней!
Что такое? Откуда вой?
А, это часы пробили бой.
Бес смотрит на старуху,
Медлит, наклоняется к уху.
Та что-то говорит.
Бес в ответ:
- Пока стучит. Стучит. Стучит.
Старуха смотрит исподлобья,
Как силуэт надгробья.
Повсюду слышен тихий стон.
Старуха бесу:
- Прочь отсюда, вон!
Привстала, добычу ищет.
В карманах нервно что-то рыщет.
Потом как замычит,
И кровью прохрипит:
- Бес с вами!
Он не прощается.
Мой,
Мой апокалипсис
Вами начинается!
Спектакль времени и круговерть,
Всех приглашает ...


21 май 87




* * *

Где трактора и тросы -
Это что - азы?
Я видел: упала стена
И завопила, как сатана,
Это что - война?
Эхо пыли выло: "Война, война!"
Купол обмыли,
Ограду пробили,
Совесть забыли.
Да, они жили.
Я не придумал,
Я видел и думал.
Скорее врал металл.
Он костью в горле стал,
А мне в глаз - бритву,
Чтоб не читал молитву.
Арматурой вывернутых ключиц
Склонил храм главы ниц.
Кирпичная кожа, с ухмылкой рожа
Того слуги, Боже!
Нам помоги!
Нет храма. Очистили землю
Иуды от "хлама".
Подпись. Печать. Ресторан.
Россия гниет от этих ран.
И снова два слова -
Порвана совести нить -
Сверху: "Нужно сносить".
Шарик завис,
Трупом повис,
Взрывчатку везут.
Труп поднесут.
Пара слов - тупов
И море мертвых,
Живых еще, трупов.
Это что?
Отражение или миражение?
Нет, знамение фашистов после войны.
Поститься не будем на дне.
Ставить их, ставить
Мордой к стене!


1986 г.



* * *

Перебивая сердца стук,
Навязывая бой машины века,
Повсюду слышу этот звук
Раздавленного человека.
Час - выродок шара.
Путь к финишу открыт.
Бой в голове бредового кошмара
Мозгами и корой шипит.
В кулак все нервы сжать.
Придерживаю пульс оковой.
За пять минут не добежать
До финиша в зубах с подковой.
Зачем бежим? Куда боимся опоздать,
Уставясь на кусок металла?
От этой спешки может сердце стать
И отведенного нам срока будет мало.
Зачем тогда нам жизнь,
Сей божий дар?
Судьбу терзать, молить и торопиться...
Не лучше ль взвиться в небо, как Икар
И даже не летать,
А сразу же разбиться!
Старый ворон в небо взвился
В предвкушеньи новых мест.
Там, где твой час остановился,
Обычно ставят крест.


1986 г.


* * *

Предтеча с житием?
Возможна, но не всем.
А если всем, то насовсем.
Хлев наполнен навозом,
На шее - баба с возом.
Пульс в часах - не в руках.
Туш сыграют на похоронах.
Сова со свечой в руках.
Паутина в ушах, мозгах, глазах.
Сквозь череп проросли седые пряди.
Ну нужно только трогать, Бога ради!
Ростки найдут из тела выход
К остывшему солнцу тоннелем ход.
Дохлая кошка с куклой играет,
Муза опять догола раздевает.
Я вспоминаю все, что забыто.
Тело к кресту гвоздями прибито.
Я умираю или живу?
Над гробом своим тенью встаю.
Рюмка с хлебом в центре стола.
Свеч не надо - одни зеркала.
Зеркала... Зеркала...
Зола...
Тоску попросить
Что ль, веревки разрезать?
Чтоб дали убить или зарезать.
Над жизнью смеешься, мяса кусок!
На гроб найми себе досок,
Зеленой тряпкой его оббей,
Хватит при жизни красных соплей.
Слезы стеклянные из ржавого крана.
Новая рана. Рана. Рана.
Рано я встал.
Жизни оскал.
Провод вокруг головы.
На раз, два, три,
Вилку в розетку -
Иди и смотри.
Иди и смотри.
Иди и смотри.

1987 г.




главная страничка сайта / содержание "Идиота" №8 / авторы и их произведения