А. Барьгу
стихи



ОЦЕНКА

Я великий поэт
Я самый великий поэт

Но низкий я человек
Очень низкий я человек

А он мой Главный Читатель
Он не знает что я поэт
Не знает мой главный читатель
Что я самый великий поэт

Но он знает что я человек
Низких мыслей я человек
Он словам говорит "нет"
Не убеждает его и Билет

А я великий поэт
Я очень я просто гений
Но я экономлю силы
Потому что я неврастеник

Мой Главный Оценщик читает
Но что я гений он не знает
Его просто коробит гений
Ему слышать милей неврастеник

Я знаю что я великий
Величайший из всех поэтов
Но как это все ни дико
Я жду подтверждения этого

от него, от Главного Равнодушного
от Его Величества Презрения
от него, находящего скучным
Меня,
Гения из Гениев

И я начинаю сомневаться
Унижаться
Выворачиваться наизнанку
И уже кажется мне: я пацан
А поэзия моя - пацанка.



СИМФОНИЯ ЧАЕК

Как большие белогрудые кошки, чайки носятся над озером и ловят рыбу.

Чайки, потягиваясь всеми косточками, перекатываются на спине и, откинув крылья, млеют в царственной лени.

Глупые чайки смотрят хитро и по-кошачьи, и кажутся вдохновенными художниками.

Чайки, как сиамские кошки - личико в черном - гоняются за рыбкой, играя, и догоняют.

Чайки царапаются с воздухом и взбегают по отвесной стене атмосферы.

Чайки удивленно вертят в лапах ниточки воздуха - с небом чайки обходятся как со своим. Они окунают небо по пояс в озеро и уносят кусочки озера с собою в небо.

Чайки с кошачьей гибкостью творят танец желания; чайки свободно владеют искусством летания.

Чайки, раскинув кошачьи крылья, трутся о руки ближних чаек и, мяукая, выражают чувства, как международные аэро-кошки.



В ГАРЕМЕ

Будем откровенны,
ибо я твой евнух.
Ибо за мужчину
меня можно не считать.
Можешь раздеваться
и ложиться спать.
Тебе нечего терять -
мне нечего взять.
Графическая работа Артура Исаченкова
Вот твоя подушка.
Если тебе скучно,
можешь рассказать,
как ты вчера опять...
Это интересно.
Но давай ложиться спать.
Можешь мне отдать
все, что нечего терять.
Раздевайся, потому что
уже поздно, потому что
я твой евнух - не любовник,
и вот эта непочатая постель
не войдет как треугольник
в многогранник всех твоих страстей,
в твой алмаз,
который ты не раз
мне дарила
весь и целиком.
А теперь прикрой его рукой -
эти перстни оттеняют блеск его
чистых граней,
бесконечная игра
будет длиться до утра.

И давай ложиться спать
Вот твоя кровать,
вот твоя подушка.
Если тебе душно,
я не буду даже дышать;
потому что
я твой евнух, я не муж твой.

Если нечего отдать,
то и нечего взять,
можно поиграть
и давай ложиться спать.
Потому что уже поздно.

Поздно лясоньки тачать,
фигли-мигли заплетать,
шуры-мурочки шугать,
куковать и ворковать.

Полно шутки шутковать,
скоро пять,
и в свете завтрашнего дня
звезды стали исчезать
хоть бы чуточку поспать.

Ну, подвинься, Шухрезада,
Разлеглась, широкозада.
Я твой верный и послушный
евнух,
будем откровенны:
Хан Батый - наш хан и муж твой
как и всякий многоженец,
многорог.
Ибо я хороший евнух.
Хану нечего терять
хану надо было знать,
хану надо было знать,
что нечего терять,
где нельзя и обладать.

И давай ложиться спать,
Потому что уже поздно.
Очень поздно...



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №9 / авторы и их произведения