МИХАИЛ РОММ



*



Души свечами сгорали,

И накипал стеарин.

Не помешаться едва ли

Мог из нас хоть один.


Кто строил воздушные замки,

Кто просто - безудержно пил,

А кто-то бросался под танки

С бутылочкой грозных чернил.


А кто-то чертил на обоях,

И часто в парадном курил,

Потом уходили по двое, по трое

Из дома, в котором я жил.


А утро все не начиналось,

И пряталась в крышах луна,

И звезды в воде отражались,

Как в Вечности - имена.



*



Солнце ныло, Солнце пело

про расплавленный зенит,

и коричневое тело окуналось в синеву.

Недалекое болото комариное гудело.

Частой дробью прыснул дятел

    Я живу!


Как я выбрался, как рвался,

как я плакал от досады

в вечереющем болоте,

уплывающем во тьму,

в царстве чуждом, в царстве тайном,

со своим слепым укладом,

никому я не был нужен.

    Никому!


В тине хлюпает и стонет.

Остроносой душной ночью

Звезды падали на землю,

словно кто-то сеял их.

Но сошлись вокруг деревья,

и увидел я воочию,

как костер затоптан мраком,

покорился и затих.


Солнце ныло, Солнце пело

вис расплавленный зенит,

и коричневое тело окуналось в синеву.

Недалекое болото комариное гудело.

и звучало в ровном гуле:

    Я зову!




СУД ПАРИСА



Парис, остановись и яблока не трогай!

Недаром ты бежал, но разве убежишь...

Поссориться с судьбой, и так довольно строгой

О чем ты думаешь сейчас, о чем молчишь?


На склонах Иды тихо лес шумит,

Красавец бык косится карим глазом,

Не трогай яблока, не вызывай обид,

Помедли, раз не можешь дать отказа.


Замри, Парис - не знаешь ты Елены,

Пусть солнце так же в небесах застынет,

И пусть пребудут вечно неизменны

Навечно обнаженные богини.


Замри, Парис, не то в кровавый хаос

Мир превратится, страшен их каприз...

Тебе одно, одно, одно осталось -

Не трогай яблока, замри, Парис!



вернемся назад, к списку участников Корабля



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №11 / авторы и их произведения