В августе этого года (1989 - прим. ред.) на берегу Азовского моря под поселком Борзовка собрался лагерь любителей авторской песни. Днем его обитатели, чтобы как-то прокормиться, работали на полях и в садах местного совхоза, а по вечерам пели песни. Кроме песенных вечеров в лагере проводился семинар по общим вопросам, на котором выступали разные ораторы. Здесь приведены стенограммы трех выступлений Гарри Кона, одного из участников семинара.

Гарри КОН
СТЕНОГРАММЫ ВЫСТУПЛЕНИЙ В БОРЗОВКЕ


1.

Товарищи! С сегодняшнего дня у нас шла, идет, и будет идти очередная сессия Президиума Академии наук, посвященная частным вопросам общих проблем. С удовлетворением отмечаю, что все вопросы, поставленные на предыдущей сессии, успешно стоят, и будут стоять, как утверждает известный советопаталог проф. Чаплинский. Но, как говорят в академических кругах, сколько волка не корми, он плохо доится, а яиц вообще не несет. Это в полной мере относится и к нашим академикам. Вместо того, чтобы со всей полнотой страсти отдаться друг другу в помощь для решения важнейших народохозяйственных задач, в Академии царит разброд, разлад и распад, не ощущается биение творческой мысли, а лишь биение творческой морды, когда братья во Христе начинают в пылу дискуссий месить братьев во Иегове. Остановитесь! Как говорится, кто с мечом к нам придет, у того его и стибрят!
Падает культура спора, наблюдается отечность аргументов. Я уже молчу про то, что оппоненты выглядят как зад Суворова после спуска с Альп. Согласен, плохо живут наши ученые. Но когда академик выходит на трибуну в порванной штормовке, в грязном тельнике и с выбитой фиксой, то тут уж правительству должно быть стыдно. На фиксу-то лауреату можно деньжат подбросить. Собаки бегают по конференц-залу и швыряются бациллами. В ложе прессы нетрезвый член-корреспондент валяется отдельно. Тов. Музыкантов устроил оргию со штоком и прерывал докладчика романсом "Когда я на почте звенел бубенцом..." Некоторые члены Президиума годами не меняют портянок. Экологи очень обеспокоены, товарищи!
В общем, товарищи, давайте соберемся, наведем порядок... Кстати, почему в буфете подают такую странную клубнику, зеленую, длинную, называется "огурцы"?
Товарищи, пока я говорю долго, но вот придет регламент, регламент нас рассудит. Предлагаю собраться с мыслями и готовиться к выступлению по примеру меня. А голос, который крикнул из зала: "Слазь с трибуны, козел!" - этот голос будет подсчитан в перерыве счетной комиссией вместе с его владельцем.


2.

Итак, я хочу подытожить, или, говоря по-русски, подконечить.
Товарищи, свершилось! Открывшееся вчера семинарище превзошло все ожидания. Со времен пирамиды Хеопса не было маразма таких размеров. Очередь выступавших еще раз подтвердила, что задние давно забыли, зачем стоят, и, становясь со временем передними, еще раз подтверждали это с трибуны.
Заметно повысился уровень научных разработок. Некоторые можно сразу же применять на практике, хотя никто не знает, как.
Но у Президиума есть ряд серьезных претензий к выступающим. Откуда эта убогая терминология, эти псевдонаучные обороты? Все мы помним, что сказал Семен Михайлович Буденный, когда проезжал берегом Азовского моря и разъяренная мидия убила под ним лошадь. Неужели, товарищи, трудно выражаться так же ясно и лаконично?
Что же касается тематики выступлений, то это все от недоедания. Недаром даже сквозь разговоры о потенции и языкознании сквозило на Президиуме желудочным соком. Эта идея-сфинкс о трехразовом питании, эти поступающие в Президиум записки с требованием хлебца, все это, товарищи, напоминает заранее спланированную кампанию, преследующую явно провокационные цели. Дескать, если к четвергу не построим коммунизм, околеем с голода!
Некоторые кричат, что Ученый Совет затыкает им рты из-за остроты поднятых проблем. Ложь! Да, имели место отдельные случаи. Лишний рот нам не нужен. Но меры приняты. С завтрашнего дня кляп будут вымачивать в соусе.
Товарищи! Давайте спокойно во всем разберемся, без эмоций и эксцессов, чтобы не принимать скороспелых решений. Лженаука кулинария утверждает: удовольствие от еды будет неполным, если ее нет. Адепты буржуазного пищеварения забывают диалектический тезис о переходе количества в его отсутствие, давно воплощенный в жизнь нашими учеными. Провизия не появляется из ничего - это мы знаем. И не исчезает бесследно - это мы видим. Она лишь переходит из одной формы в другую. Вот ведь ели вьетнамские патриоты гусениц, и ничего - били американских агрессоров вместе с их беконом!
А к чему приводит невоздержанность, свидетельствует история. Жрали при царе икру осетровую и прочую стерлядь, в результате - революция. Китайский император из династии Цзынь объелся однажды печенью колибри - в результате изобрел порох и взорвал все к едреней фене. Что отсюда вытекает? Правильно, Хуанхе. Классики предупреждают: осторожнее! Цитирую: "Закинул старик невод в море. Пришел невод с филе минтая. Отравился старик и помер". Крылов объелся блинами и не дожил до их отсутствия.
Из всего вышеуказанного видим: пагубная привычка жрать держит человека и человечество на краю пропасти. Мы - единственная страна, порвавшая эти путы.
Что же произошло? Семьдесят лет назад, свергнув временное правительство, у власти оказалось преждевременное. И с тех пор мутные воды продуктов питания разбиваются о неприступные рубежи нашей Родины. На магазинных прилавках разразилась война алой и белой рыбы, приведшая к исчезновению той и другой. Рыба осталась только в домино. На Востоке первый съезд выпоротых декхан отменил рахат-лукум как феодально-байский пережиток и назначил на его место Шарафа Рашидова. Елисеев, конечно, бросил свой гастроном и завел в Париже поля. С тех пор шестое чувство россиянина - это чувство голода.
А в это время Европа ела.
В 1939 году финский посол кинул в нашего сервелатом - последствия известны.
Закончились черные годы сталинизма.. В наследство от него остались некоторые продукты, но теперь мы их ликвидировали. И скоро табличка "ОБЕД" будет вызывать истерический смех и полное недоумение.
Зато во весь рост развернулась наша наука. Разработана колбаса многоразового использования. По виду - как салями, по вкусу - наоборот. На смену надоевшей всем кильки в томате грядут новые консервы - "КИЛЬКА В ПОЛЬШЕ". Открываешь, спрашиваешь: "А где килька?" Ответ: "В Польше". Спасибо, товарищи, нашим ученым за все, что есть на полках магазинов, а особое спасибо товарищу Торричелли. И хотя наш народ с удовольствием понял бы что-нибудь в колбасных обрезках, его вполне удовлетворяют национальные блюда: студень, сбитень, скомкань, стибри. А особенно мозги пареные под звуки государственного гимна.
Но вот и в той глубокой этой самой ... в которой мы все сидим, в перестройке, налицо социальное неравенство. В обкомовских туалетах валяется такое, чего у простых граждан не увидишь на столах. Грядет перераспределение благ, и нашим ученым следует подумать, что делать, когда крабы вырвутся из Кремля и начнут щипать прохожих. Как помочь пострадавшим?

Товарищи! В настоящее время в нашем регионе колхоз имени Калинина ожесточенно бьется за урожай с соседним колхозом "Победа". Вырвавшийся из окружения гектар огурцов рассказывает страшные вещи. Сельские активисты прячут зерно и стреляют в арендаторов из обрезов. Будем бдительны! Ничего не есть, всё выплевывать! Специально для делегатов нашего съезда ученых открывается филиал бара "Националь", круглосуточный валютный бар "Пятый графаль". Расчет - самой древней в мире валютой. Для украшения интерьера Армад Хаммер дарит свое лучшее полотно на кулинарную тему. Картина 3 на 4 метра под названием "Пронесло" уже в пути.
Товарищи! Пускай наши курицы гордо кладут свои яйца на благо народа! Не в пище дело, т.е. счастье, но все-таки помните, что воспитанный человек всегда держит нож в правой руке, а куку - в левой!


3.

Уважаемые коллеги!
Вчера на развалинах столовой было продолжено заседание Ученого Совета. На повестке дня стояли следующие вопросы:
- Проф. Ципелинский без цандера заявил о создании Народного Рот Фронта.
- Доктор Выдвиженко в очередных очках снова потребовал немедленного решения национального вопроса в одном, отдельно взятом из его кармана паспорте.
- Генерал от фонаря Птичуковский выступил с законодательной инициативой "Жрать - дело народное", и предложил раз и навсегда решить пресловутый вопрос: что было раньше - яйцо или сыр "Манелла".
- Братья Музыкантовы заявили, что дадут оторваться народу от его проблем, но еще не время - пока они оттачивают аргументы.
- Психиатр перестройки депутат Скряга вынес на обсуждение очередной тест на эмоциональное состояние народа: шесть карточек разных цветов: на сахар, на мыло, на рыбу, на мясо, на ни рыбу ни мясо, и на фиг. Это, по его мнению, является лучшим способом лечения хронического марксизма с метастазами в магазинах.
- Уважаемый Председатель Совета академик Черноморченко в очередной раз проявил эрудицию и процитировал Плевако, сказав: "Тьфу на вас всех!"
Старший советник Линюк, чтобы поддержать разговор, мечтательно произнес: "А хорошо бы в Совете поставить такой вопрос, чтобы на него было удобно вешать шляпу".
После объявления повестки дня собравшиеся приступили к дебатам.
Первым взял слово доктор Выдвиженко, обогнав на полкорпуса профессора Ципелинского. (Полкорпуса, лязгая гусеницами, проехало под окном)."По поручению моего народа, - сказал доктор Выдвиженко, показывая на окно (при этом над полкорпусом взвилось кумачовое знамя со звездой и все начали задумчиво считать ее концы: "Раз, два, три, четыре, пять...").
- Товарищи, явное большинство! - прервал Председатель, подбивая баб. Подбитые им бабки вскочили с мест и заголосили о проблемах родного города Близжополя:
- Мы не можем больше жить близ места, где все хозяйство!
- Дышать нечем, - развил их мысль Выдвиженко, кандидатуру которого братья Музыкантовы как раз отводили: "Ужо мы тебя браздом правления по сусалам!"
На трибуну поднялся проф. Ципелинский, с тоской почесывая место, где совсем недавно был такой удобный цандер.
- Славяне! - начал он. - Братья!
- Кого зовешь?! - взвизгнул генерал Птичуковский, поворачиваясь от братьев Музыкантовых, двинувшихся к трибуне.
Тут произошел раскол.
- Союз у нас нерушимый, а трибуны хреновые! - выступили с критикой Музыкантовы, с тоской почесываясь осколками трибуны, на которой совсем недавно стоял такой удобный профессор Ципелинский.
- Я лось здоровый! - закричал мужским голосом Ципелинский, кладя конец произволу. - И, как здоровый лось, обеими рогами за экологию!
- Леса вырубились! Арал засох! - продолжил доктор Выдвиженко, поигрывая непривычно целыми очками.
- Не орал бы, не засох! - закончили братья Музыкантовы, поигрывая доктором Выдвиженко.
- Нитраты, нитраты! - затряс генерал Птичуковский бородой профессора Ципелинского. - Ни одной траты зря! Ой, прошу поддержать мою кандидатуру!
Тут генерал, получивший после вчерашнего выступления прозвище "одноглазый", с размаху сел на место, которое начало привычно поигрывать разбитыми очками, потому что было доктором Выдвиженко.
И только советник Винюк, чтобы поддержать разговор, задумчиво бормотал под нос: "Империализм - эмпириокритицизм, империализм - эмпириокритицизм", пытаясь составить из букв этих слов слово "какашка".
- Товарищи! - закричал Выдвиженко.
- Регламент! - закричали товарищи.
- Спасибо! - закончил Выдвиженко.
На обломки трибуны положил свой запрос кандидат Скряга.
- Ну и ну! - оживился проф. Ципелинский. - Эх, был и у меня цандер!
Кандидат Скряга взял слово.
- Положь слово! - гаркнули братья Музыкантовы, открывая дискуссию.
- Не "положь", а "положи"! - парировал Скряга.
- Сам ты полужид! - стояли на своем братья.
- Ставлю на голосование! - сказал Председатель, доставая четвертной.- Ставлю, что будет "за". Делайте ваши ставки.
Члены Совета зашуршали купюрами.
- Прошу поднять руки! - прицелились предcедатели счетной комиссии братья Музыкантовы.
- Это вы бросьте! - крикнул кандидат Скряга.
Музыкантовы бросили. Скряга упал, успев разбросать по залу шесть карточек разных цветов.
Генерал Птичуковский, схватив одну карточку, начал медленно приседать в углу.
- Не превращайте Совет в орлиный помет! - взвился академик Черноморченко. - Не к столу переговоров будь сказано.
Затем академик обратился к стоящему на своем, а теперь лежащему на нем Скряге:
- Мы еще разберемся, с какого кряга вы сюда попали!
Тут советник Винюк, чтобы поддержать разговор, задумчиво предложил решить проблему турок-месхетинцев.
- А хорошо бы, - сказал он, - затуркать всех остальных. Вот и будет ладно!
- Хватит валять дурака! - закричали левые.
- Нет, давайте валять! - закричали правые.
- Сами выбирали, а теперь валять? - засомневался центр.
- Ставлю на голосование! - подытожил дурак.
По знаку Председателя в зал вошло явное большинство. Сначала ему поставили на голосование, а по окончании голосования - на посошок. На этом прения были закончены и члены Совета в страшных торопях покинули зал.
Стало тихо. Лишь пришедшая после всех уборщица, сокрушенно покачивая кокардой, склонилась над валяющимся в пыли цандером, этим явным большинством профессора Ципелинского.





главная страничка сайта / содержание "Идиота" №13 / авторы и их произведения