Владимир Мартов уже достаточно прочно обосновался на страницах "Идиота" и даже вошел в редакционную коллегию журнала. Это благодаря ему вы смогли познакомиться с такими авторами, как Г. Волга, Дм. Арешкович, Вит. Сеньков. Сам Володя всерьез увлечен вопросами политики, как настоящей, так и ставшей уже историей. В этом номере мы печатаем продолжение его панорамы о нашей с вами жизни.


Владимир Мартов

ANAMNESIS MORBI

Часть I.
(продолжение)


Adante cantabile

"Гл. 22.
53. Каждый день бываю Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук; но теперь - ваше время и власть тьмы.
54. Взявши Его, повели, и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.
…56. Одна служанка, увидевши его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был и Ним.
57. Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.

Гл. 23.
13. Пилат же, созвав первосвященников и народ,
14. Сказал им: вы привели ко мне Человека Сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел Человека Сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;
…17. А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.
18. Но весь народ стал кричать: смерть Ему! А отпусти нам Варраву.
19. Варрава был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.
20. Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса.
21. Но они кричали: распни, распни Его!
…28. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших;
29. Ибо приходят дни, в которые скажут: "блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!"
30. Тогда начнут говорить горам: "падите на нас!" и холмам: "покройте нас!"
31. Ибо, если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?.."

От Луки.


Каждый шаг истории имеет множество альтернатив, а она выбирает лишь самые вероятные из них. Ситуация в 20-х годах сложилась так, что вероятность возникновения сталинизма оказалась большей. Из первых трех глав можно сделать вывод, что основная альтернатива ему была в октябре 1917. Но альтернативы были и позже. О некоторых из них мы тоже поговорили: об альтернативе Учредительного собрания, альтернативе Кронштадта. Теперь мы идем дальше.

В первых трех главах речь у нас мало шла именно о Троцком - он в ту пору занимал позицию, мало отличающуюся от официальной, иногда он даже был большим большевиком, чем Ленин, - поэтому мы и говорили о позиции большевиков вообще. Позже все изменилось.




4.



Из-за тяжелой болезни В.И.Ленин вынужден был взять отпуск с декабря 1921 по март 1922 года. Затем он поправился, даже выступил с Политическим отчетом ЦК одиннадцатому с'езду 27 марта. Но 25 мая с ним случился удар, который ясно показал: кончина Ленина - дело времени. Было еще кратковременное улучшение в октябре, но в декабре он уходит в отпуск, из которого уже не вернулся.

Т.о. на очередь встал вопрос о приемнике Ленина. Выбор был из трех кандидатур: Троцкий, Зиновьев и Сталин. Троцкий пользовался большим авторитетом, но у него с другими претендентами сложились очень плохие отношения. Вот что вспоминает участник тех событий Б.Бажанов в своих записках Кремль, 20-е годы" ("Огонек", №38-42, 1989): "Зиновьев стал врагом Троцкого после осени 1919 года, когда происходило успешное наступление Юденича на Петроград. Зиновьев был в полной панике и совершенно утерял возможность чем-либо руководить, прибыл Троцкий, выправил положение, третировал Зиновьева с презрением - тут они стали врагами. Не менее ненавидит Троцкого Сталин. Во время гражданской войны Сталин был членом РВС разных армий и фронтов и был подчинен Троцкому. Троцкий требовал дисциплины, выполнения приказов, использования военных специалистов. Сталин опирался на местную недисциплинированную вольницу, все время не выполнял приказов военного центра, не терпел Троцкого как еврея. Ленину все время приходилось быть арбитром, и Троцкий резко нападал на Сталина".

Все это ставило Троцкого в более невыгодные условия со своими противниками: Зиновьев и Сталин могли спокойно скооперироваться и вместе бороться против Троцкого. Так и случилось. Но для открытой борьбы с Троцким они еще не были готовы. В апреле 1923 года состоялся двенадцатый с'езд РКП(б), на котором встал вопрос: кому же читать Политический отчет ЦК? Сталин предложил готовить его Троцкому, его поддержали Калинин, Рыков и Каменев. Троцкий отказался, предложив вообще не делать Политического отчета. Он мотивировал свой отказ тем, что не хочет, чтобы его обвинили в узурпаторстве места больного Ленина. Возможно, Троцкий был близок к истине в своих опасениях. В конце концов Политический отчет был поручен Г.Зиновьеву, Троцкий делал Отчет о промышленности.

"Начинается эпоха роста и развития капиталистической стихии. И кто знает, не придется ли нам в ближайшие годы каждую пядь нашей социалистической территории, т.е. каждую частицу государственного хозяйства под нашими ногами, отстаивать зубами, когтями…" - так трактовал Троцкий НЭП в 1923 году. Диктатура пролетариата не может опираться на мелкобуржуазную стихию - это аксиома. Поэтому для ее укрепления Троцким предложена идея "диктатуры промышленности", т.е. развития индустрии за счет средств из сельского хозяйства. Позже эта политика получила название политики первоначального социалистического накопления (ПСН).

В середине 1923 года в стране разразился жесточайший экономический кризис. О некоторых его об'ективных и суб'ективных причинах мы расскажем в следующем очерке; об одной суб'ективной причине мы поговорим сейчас.

В июле 1923 годя зам. Председателя ВСНХ Г.Л.Пятаков - сторонник Троцкого -, воодушевленный идеями ПСН, издал приказ о взвинчивании цен на промышленную продукцию. Прибыль в ценах на сукно составили 137%, подскочили цены на сельскохозяйственную технику. Сложилась парадоксальная ситуация: при товарном голоде в стране немощную промышленность поразил кризис сбыта. (Мы нарочно говорим в этом очерке только об этой суб'ективной причине возникшего кризиса, нам бы хотелось подчеркнуть, что Троцкий - как лидер РКП - несет ответственность за все происходящие события).

В июле-августе 1923 г. по стране прошла волна забастовок. Необходимо было срочно обсудить экономическую политику. Но широкому обсуждению мешали зажим демократии и засилье бюрократизма в партии. Во время болезни Ленина в ЦК сложилась т.н. "тройка": Сталин - Зиновьев - Каменев, которая неоднократно подвергалась критике за зажим внутрипартийной демократии. Первоначально она существовала при Ленине, обеспечивая тому большинство, в т.ч. против Троцкого. Ленин, конечно, видел опасность практики "троек" (особенно когда эта "тройка" стала проявлять самостоятельность, например, в дискуссии о монополии внешней торговли в конце 1922 года), и для восстановления равновесия даже предложил Троцкому пост своего первого заместителя по СНК, но тот отказался, и все осталось по-прежнему.

В сентябре 1923 в связи с рабочими волнениями и деятельностью образовавшейся в партии и профсоюзах "Рабочей группы" во главе с Г.И.Мясникоковым был созван Пленум ЦК. В выступлении на нем Ф.Дзержинский указал на застой во внутрипартийных делах, сказал, что подмена выборного начала незначенством партийных секретарей становится политической опасностью. В итоге Пленума была создана комиссия во главе с Дзержинским.

Но что эта комиссия? В нее вошли те члены ЦК, которые и допустили такую ситуацию, отдали решение всех важных вопросов на откуп "тройке". Безусловно, существование "тройки" после серьезной критики на 12 с'езде партии есть отражение факта поддержки такого положения большинством ЦК, которое и избирало комиссию. К тому же не думаю, чтобы "тройка" выпустила процесс образования комиссии из своих рук. Вывод: комиссия могла вынести решение только в рамках уже существующей системы.

Марионеточность комиссии понимал и Троцкий. Поэтому 8 октября 1923 г. он направил членам ЦК и WRR письмо с резкой критикой нынешнего руководства: "Тот режим, который в основном сложился уже до 12 с'езда, а после него получил окончательное закрепление и оформление гораздо дальше в рабочей демократии, чем режим самых жестоких периодов военного коммунизма…"

15 октября в ЦК поступило письмо, подписанное Е.Преображенским, Л. Серебряковым, И.Смирновым, Г.Пятаковым, С. Косиором, Н. Осинским и др. (т.н. Платформа 46-ти), которое содержало аналогичные идеи: "Режим, установившийся в партии, совершенно нетерпим. Он убивает самодеятельность партии, подменяя партию подобранным чиновничьим аппаратом, который действует без отказа в нормальное время, но который неизбежно дает осечку в моменты кризисов и который грозит оказаться совершенно несостоятельным перед лицом надвигающихся серьезных событий".

Группа 46-ти не была фракцией и действовала в рамках партийной дисциплины, требуя обсуждения поставленных проблем. Но собравшийся в октябре 1923 г. Об'единенный Пленум ЦК и ЦКК - "высший бюрократический совет", как раз и подвергавшийся критике, - обсудил заявление 46-ти большевиков как пример фракционной деятельности. За позицию оппозиционеров голосовало лишь двое из 114 участников пленума. Чтобы взять инициативу в свои руки 7 ноября 1923 года в "Правде" появилась статья Г.Зиновьева "Новые задачи партии", которая и послужила формальным началом дискуссии.

5 декабря на совместном заседании Политбюро ЦК и Президиума ЦКК единогласно была принята резолюция "О партстроительстве", которая провозглашала: "Только постоянная, живая, идейная жизнь может сохранить партию такой, какой она сложилась до и во время революции, с постоянным критическим изучением своего прошлого, исправлением своих ошибок и коллективным обсуждением важнейших вопросов. Только эти методы работы способны дать действительные гарантии против того, чтобы эпизодические разногласия не превращались во фракционные группировки…

Для предотвращения этого требуется, чтобы руководящие партийные органы прислушивались к голосу широких партийных масс, не считали всякую критику проявлением фракционности и не толкали этим добросовестных и дисциплинированных партийцев на путь замкнутости и фракционности".

Но дальнейших мер не последовало. Дискуссия, наоборот, стала сворачиваться. Тогда Троцкий направил письмо к партийным совещаниям под названием "Новый курс"; оно было опубликовано в "Правде" 11 декабря: "Центр тяжести, неправильно передвинутый при старом курсе в сторону аппарата, ныне, при новом курсе, должен быть передвинут в сторону активности, критической самодеятельности, самоуправления партии. Кратко задачу можно сформулировать так: партия должна подчинить себе аппарат, ни на минуту не переставая быть централизованной организацией".

Это дало повод новой вспышке дискуссии. Из-за болезни Троцкий не смог активно участвовать в ней. В порядке развития дискуссии он опубликовал в "Правде" еще две статьи (28 и 29 октября) - все эти публикации вместе с другими статьями были выпущены отдельной брошюрой "Новый курс" в январе 1924 года. Троцкий несколько расширил рамки дискуссии. Он не только намекал на возможность перерождения старой партийной гвардии, но также призывал ориентироваться на молодежь: "Мы должны сказать, - именно мы, "старики", - что наше поколение, играющее руководящую роль в партии, не заключают в себе, однако, никакой самодовлеющей гарантии против постепенного и незаметного ослабления пролетарского и революционного духа, если допустить, что партия потерпела бы дальнейший рост и упрочение аппаратно-бюрократических методов политики, превращающих молодое поколение в пассивный материал для воспитания и поселяющих неизбежно отчужденность между аппаратом и массой, между стариками и молодыми".

Выступая позже, на Тринадцатом с'езде партии в мае 1924 г., Троцкий говорил: "Под каким же углом зрения мы подходим к демократии и отношении внутри партийного режима? Под углом зрения обеспечения партии от таких явлений, как возможность бюрократизации ее аппарата и как возникающую отсюда угроза отрыва от масс.

… именно бюрократизация партийного аппарата, поскольку она наблюдается, толкает к превращению случайных, эпизодических, временных разногласий в группировки, а эти группировки - на путь фракций".

Самой оригинальной на с'езде вышла критика у Сталина: "Самая большая опасность, - говорит Троцкий, - заключается в бюрократизации партийного аппарата. Это тоже неверно. Опасность состоит не в этом, а в возможности реального отрыва партии от беспартийных масс".

Итоги дискуссии были подведены на Тринадцатой партконференции в январе 1924 года. Предшествующие ей партийные собрания в ячейках показало значительное влияние оппозиции - на районных конференциях в Москве за них было подано 36% голосов (Р.Медведев).

По поводу этой цифры можно сказать следующее: она, как и многие другие, не может внушать доверия после правления Великого Фальсификатора. Вот что пишет уже упоминавшийся нами Б.Бажанов: "В середине декабря 1923 года ГПУ робко пытается поставить Политбюро в известность о том, что большая часть партийных организаций не на стороне ЦК… Я запрашиваю секретаря МК партии Зеленского о результатах голосования в Московской организации. Я получаю паническую сводку - ЦК потерял большинство в столичной организации, наиболее важной в стране; по ней равняются провинциальные организации.

… Для тройки неожиданный удар."

Наиболее радикальный метод для возвращения влияния ЦК предложил Сталин: он послал своего секретаря Назаретяна в "Правду" заведующим партийным отделом. Назаретян печатает сводки о партийных собраниях Москвы; сколько проголосовало "за" и "против" ЦК, но постоянно фальсифицируя в пользу ЦК. На все жалобы он отвечает, что это единичная ошибка. "Между тем постепенно создается общая картина, что ЦК начинает выигрывать по всей линии. Провинция становится осторожнее и начинает идти за Москвой, т.е. за ЦК".
Троцкий, получив сведения об этой интриге, пытается поднять шум, но все сваливается на Назаретяна, который удаляется на Урал председателем краевой контрольной комиссии (!). А дело уже сделано.

С докладом о партстоительстве на Тринадцатой конференции выступил генсек ЦК Сталин. Большая часть его доклада была посвящена вопросам борьбы с оппозицией:

"Троцкий утверждает, что группировки возникают благодаря бюрократическому режиму ЦК. Группировки у нас возникают и будут возникать потому, что мы имеем в стране наличие самых разнообразных форм хозяйства - от зародышевых форм социализма до средневековых. Затем мы имеем НЭП, т.е. мы допустили НЭП, возрождение частного капитала и возрождение соответствующих идей, которые проникают в партию. И, в-третьих, потому, что партия у нас трехсоставная: есть рабочие, есть крестьяне, есть интеллигенция в партии.

Я думаю, что оппозиция выражает настроение непролетарского сектора партии".

Здесь Сталин просто уводит вопрос, потому что вследствие причин, им указанных, возникают РАЗНОГЛАСИЯ, и Сталин, в отличие от Троцкого, ставящего точки над "i", не говорит о причинах перехода разногласий в группировки и фракции.

Но Троцкого не было на конференции, и это немаловажная причина, почему партконференция не поддержала оппозицию. Была принята резолюция, осуждающая оппозицию как "мелкобуржуазный уклон". Оцените, пожалуйста, стиль резолюции: "Ядром оппозиции выступили члены бывшей группы "демократического централизма". К этому ядру присоединились несколько бывших членов ЦК, не переизбранных на X с'езде РКП по предложению т. Ленина (Преображенский, И.Смирнов, Серебряков). Весь этот оппозиционный блок возглавляется т.Троцким и поэтому на первых порах получает некоторый авторитет…" Конференция приняла также принципиальное решение о возможности сотрудничества с Троцким, но фактически политическая карьера его как лидера РКП закончилась. Лучше понять ту ситуацию поможет письмо Н.К.Крупской Г.Зиновьеву от 31 октября 1923 года:

"Момент слишком серьезен, чтобы устраивать раскол и делать для Троцкого психологически невозможной работу. Надо пробовать с ним по товарищески столковаться. Формально сейчас весь одиум за раскол свален на Троцкого, но именно свален, а по существу дела, - разве Троцкого не довели до этого?.."

Обращение это было наивно, ибо из товарища Григория Зиновьев превратился в политика, борющегося за власть. А власть сильно меняет людей.

После дискуссии о профсоюзах это было вторым серьезным поражением Троцкого. И Троцкий не мог не проиграть: его схема - внутрипартийная демократия на фоне жесткой диктатуры в стране - не имела логичной завершенности, она была просто недиалектична. Троцкий и Ко не могли отступить с линии пролетарской диктатуры, но не смогли и потерпеть насаждения диктатуры в партии, т.к. это означало бы гибель партии как таковой.

За идейным разгромом последовал организационный ("вполне по-ленински", как выразился Сталин, помня об опыте профсоюзной дискуссии): в январе 1924 г. с поста Начальника ПУРа был снят В.А.Антонов-Овсеенко - "он проводил курс на возвеличивание Троцкого", на его место назначен А.С.Бубнов. На место заместителя Председателя РВС вошли также явные противники Троцкого Ворошилов, Уншлихт, Буденный. Комиссия ЦК в составе тех же Уншлихта, Ворошилова, Фрунзе, Гусева и еще больших сталинцев Андреева и Шверника пришла к выводу, что "в настоящем своем виде Красная Армия небоеспособна". Но на этом травля Троцкого еще не закончилась.





* * *



21 января 1924 года умер В.И.Ленин. В своем предсмертном обращении к партии - "Письме к с'езду" (декабрь 1922 - январь 1923 гг.) он дал такую характеристику Троцкому: "Товарищ Троцкий … отличается не только своими выдающимися способностями. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела". Ленин указывает на "небольшевизм" Троцкого, который, однако нельзя поставить в вину ему лично, и отмечает, что отношения между Троцким и Сталиным могут стать весьма опасными для единства партии.

В печати появилось мнение, что своим "Письмом.." Ленин исключал из числа своих приемников шесть деятелей партии, упомянутых там (Л.Троцкий, И.Сталин, Г.Зиновьев, Л.Каменев, Н.Бухарин и Г.Пятаков). Это, конечно же, глупость. Наоборот, Ленин очерчивал круг своих преемников, обозначал политических лидеров, которых можно было бы назвать пролетарскими вождями. Интересно, что в их число не вошли полноправные члены Политбюро А.Рыков и М.Томский. Круг преемников Ленина можно даже сузить, учитывая, что, характеризуя Бухарина и Пятакова, как молодых вождей, он говорит о них как о будущих возможных лидерах партии.

А вот что считает Р.Медведев: "Среди перечисленных им лидеров партии Ленин не видел никого, кто бы мог заменить его на посту руководителя партии и государства. Стараясь более равномерно распределить между этими людьми все главные посты (отсюда и предложение о перемещении Сталина), Ленин полагал, что только совместно и под жестким контролем ЦК и ЦКК они смогут вести дальше партию в сложных условиях того времени".

Во-первых, требование переместить Сталина с поста генсека стоит как бы особняком среди других заявлений Ленина. Для понимания сути вопроса надо обратиться к речи Зиновьева на 14 с'езде ВКП(б) в декабре 1925 года: "…дело шло о том, как нам наладить работу впредь до восстановления здоровья Владимира Ильича… Все участники совещания (речь идет о так называемом "пещерном" совещании в Кисловодске в 1923 г. - В.М.) понимали, и всем им одинаково было ясно, что Секретариат при Владимире Ильиче - это одно, а Секретариат без него - это совершенно другое. При Владимире Ильиче кто бы ни был секретарем, кто бы ни был в Секретариате, все равно и тот, и другой играли бы ограниченную, служебную роль… Без Владимира Ильича стало всем ясно, что Секретариат ЦК должен приобрести абсолютно решающее значение…"

Естественно, ясно это было и Ленину. И требование Ленина о перемещении Сталина говорит о том, что он не хотел видеть его своим наследником.

С другой стороны, совместное руководство боевой пролетарской партией - это утопия. Мы видим ту же антидиалектическую схему: диктатура в стране предполагала ужесточение режима в партии (что и происходило) и увенчание всей пирамиды единоличным лидером. Конечно, возможно сохранение коллегиальности руководства до определенной степени, но именно до такой, какая не противоречит вождистскому принципу. Взять хотя бы уроки Кисловодского совещания, о котором не мог знать Ленин в период написания письма, ибо совещание было позже, но результаты подобного совещания он мог бы предположить. Для контроля за деятельностью генсека была создана "тройка" в составе Троцкий-Зиновьев-Бухарин, которую ввели в Оргбюро ЦК в сентябре 1923. Но эта затея провалилась. Ленин, я думаю, достаточно ясно осознавал, что у него должен быть и БУДЕТ единоличный преемник. Я вижу, исходя из этого, следующую роль "Письма…" (кроме перемещения Сталина с поста генсека): в партии существовали все предпосылки для создания культа личности из лидера партии. Серьезное предупреждение прозвучало при праздновании 50-летия Ленина на Девятом с'езде РКП. "Письмо…" должно было стать преградой на этом пути.

Может быть, такой цели у Ленина и не было, и он действительно видел своего преемника в некоем коллегиальном органе. Но "Письмо…" должно было сыграть именно эту роль, и поэтому лидеры партии так старательно его скрывали от партмасс.

Встает вопрос: кто же должен был стать преемником Ленина? Со всей ответственностью заявляю: преемником Ленина должен был стать Троцкий. (Мы рассматриваем период написания "Письма", т.е. конец 1922 - начало 1923 гг.). Именно Троцкому было предложено читать Политический отчет ЦК в апреле 1923 года. В официальных сообщениях фамилия Троцкого шла сразу вслед за фамилией Ленина. У нас принято считать, что несмотря на свою популярность в партии Троцкий был ниже Ленина в табеле о рангах. Данное заявление необходимо уточнить: Троцкий был ниже Ленина в среде большевиков, и это только из-за своего "полуменьшевистского" прошлого. А как марксист он мало в чем уступал Ленину.

Идейные воззрения я тоже не вижу большой помехой на пути к лидерству: они во многом отражали т.зр. большинства партийцев. Другое дело, что они были во многом утопичны, но это уже беда партии, но не вина лично Троцкого. Я бы не сказал, что это было бы худшим вариантом, чем то, что произошло (хотя нас и пытаются уверить в обратном). Сейчас большое распространение получил антитоталитарный плакат, сведший вместе двух непримиримых врагов - Троцкого и Сталина. Ну, со Сталиным все ясно - он олицетворяет собой 1937 год и другие. А Троцкий? Он что, разве был руководителем партии и государства? Почему же рядом со Сталиным не нарисовали Ленина? А потому что Ленин ВСЕ ЕЩЕ ЖИВ, а Троцкий мертв - так что, мертвые сраму не имут?

Никоем образом нельзя ставить на одну доску со Сталиным ни Троцкого, ни кого либо другого из большевистских вождей того времени. Все они проиграли Сталину потому, что никогда вопрос личной власти не стоял у них на первом месте. А вот что пишет известный монархист В.Шульгин: "… И Ленин, и Троцкий не могут отказаться от социализма, они ведь при помощи социализма перевернули старое и схватили власть. Они должны нести этот мешок на спине до конца. Тогда придет "Некто", кто возьмет от них их "декретность" … их решимость принимать решения… Но он не возьмет от них их мешка. Он будет истинно красным по волевой силе и истинно белым по задачам, им преследуемым…" (цитата по книге Р.Медведева "О Сталине и сталинизме").

Личные качества Троцкого как политика, конечно, не идеал, но, мне кажется, лучший вариант из всех претендентов. Он долго колебался, выступить ли ему открыто против тройки в конце 1923 года - и это был действительно трудный шаг. Возможно, действуя он решительнее, дискуссия окончилась бы по другому. Но ведь все остальные вожди поддержали "статус кво".

Почему же Троцкий не стал вождем РКП? На это есть много причин. Сыграло свою роль и знание тройкой содержания "Письма к с'езду". К тому же, как вспоминал Зиновьев в 1933 году, "ошибка" завещания: (Ленин) не только представил себе, как будет все выглядеть без него".

Историки, пишущие о "рвущемся к власти Троцком", просто передергивают факты. В том-то и дело, что Троцкий не рвался к власти. Он отказался читать Политический отчет ЦК в апреле 1923 года, отказался от предложенного Лениным поста его первого заместителя по СНК. Он практически не участвовал в закулисной борьбе за лидерство, считая, что лидера партии демократично должна выбрать сама партия; в этих условиях, конечно, у Троцкого шансы были предпочтительнее. Наивный! В период дискуссии 1923 года Троцкий писал об угрозе превращения партии в двухэтажную систему: "верхи" приказывают, "низы" исполняют. На самом деле эта структура уже была явью. Особую активность эта структура приобрела после смерти Ленина, когда уже встала реальная угроза власти тройки.

Не последнюю роль сыграла и болезнь Троцкого. Из-за болезни он не смог активно участвовать в дискуссии 1923 года, исход которой во многом предопределил дальнейшие события.

Интересно расследование и еще одной причины поражения Троцкого. Это - неявка Троцкого на похороны Ленина. Обвиняли Троцкого в неуважении к Ленину тогда, камни по этому поводу летят в Троцкого и сейчас. А вот что говорит участник тех событий И.Врачев (АиФ №28, 1989): "Он (Троцкий - В.М.) узнал о смерти Ленина на станции Тифлис и сейчас же послал телеграмму в ЦК - хочу приехать на похороны. Сталин отвечает: "Вы не успеете. Похороны состоятся в субботу". А похороны, как известно, были в воскресенье. По тогдашнему графику движения поездов Троцкий успел бы. Это был разговор по прямому проводу. Он мне показал ленту, затем телеграмму: "Политбюро рекомендует вам продолжить лечение. Генсек Сталин".

Так или иначе, а после Тринадцатой партконференции карьера Троцкого как лидера РКП закончилась. Впрочем, если Троцкий не стал преемником Ленина, то, значит, на то есть свои об'ективные и суб'ективные причины. Не просто обстоятельства сложились так, что у руля на долгие годы встал Сталин… Как покажут дальнейшие события, к тому подвела все жестокая логика, которая не зависит от правоты или, наоборот, неправоты той или иной стороны. В своем предсмертном послании Троцкому в ноябре 1927 года его сторонник А.А.Иоффе упрекает: "Вы всегда правы, но вы всегда отступаете…"





* * *



После поражения Троцкий, однако, сдаваться не собирался. В конце 1924 года им был издан очередной том сочинений "1917", в который вошли статьи и речи за период 1917 года до Октябрьского переворота. В предисловии к тому - статья "Уроки Октября" - Троцкий рассматривает некоторые выводы из переворота, критикует действия нынешних лидеров партии Зиновьева и Каменева, а также дает свою трактовку октябрьских событий. Р.Медведев: "Нельзя сказать, что "Уроки Октября" были фальсифицированы, хотя определенные тенденциозность этой работы очевидна. Но чем больше точных фактов содержалось в брошюре Л.Троцкого, тем больший гнев она вызывала у Зиновьева и Каменева". Во время дискуссии 1923 года Троцкого обвиняли в мелкобуржуазном уклоне - в своих "Уроках…" он вспомнил "штрейкбрехерство" нынешних лидеров.

В ответ на выступление Троцкого был выпущен "бронебойный залп из орудий большого калибра": вышли в свет два выпуска книги "Ленин о Троцком и троцкизме", сборники "ленинизм и троцкизм", "За ленинизм против троцкизма", в которые вошли статьи Зиновьева, Каменева, Сталина, Бухарина и др. Мы сейчас рассмотрим одно обвинение в адрес Троцкого, которое, однако, поможет многое понять в нашем повествовании. И.Сталин: "Новый троцкизм не настаивает на теории "перманентной" революции. Он просто устанавливает, что Октябрьская революция целиком подтверждает теорию "перманентной" революции". (Речь "Троцкизм или ленинизм", ноябрь 1924 г.)

Опустив манеру изложения, именно: теория Троцкого противопоставляется ленинской только с узкополитиканской, но не научной, уж коли речь пошла о теориях, - попробуем разобраться без эмоций. Возьмем уже предисловия к тому "1905":

"Революция не сможет разрешить свои ближайшие задачи иначе, как поставив у власти пролетариат…" - и большевики взяли власть в октябре 1917 без особого труда вследствие того, что коренные народные требования буржуазно-демократической революции (вопрос о земле, о мире и др.) выполнены не были.

"… А этот последний (пролетариат - В.М.) не может ограничить себя буржуазными рамками в революции. Наоборот, именно для обеспечения своей победы пролетарскому авангарду придется на первых же порах своего господства совершить глубочайшее вторжение не только в феодальную, но и в буржуазную собственность. При этом он придет во враждебное столкновение не только со всеми группировками буржуазии, которые поддержали его на первых порах его революционной борьбы, но и с широкими массами крестьянства, при содействии которых он пришел к власти…" - "При обеспечении победы" - имеется в виду фундаментальный закон соответствия базиса и надстройки, т.е социалистической пролетарской власти должен соответствовать социалистический способ хозяйствования, иначе эта власть не будет прочной. "Группировки буржуазии" - это в т.ч. меньшевики и эсеры. А в отношении крестьянства Троцкий безусловно прав, ибо реально представлял, что крестьянство, только-только получившие землю, не собирается расставаться с ней ради великих теорий, ему в этих условиях (а может быть и не только в этих) более адекватен частнопредпринимательский способ хозяйствования, на что пролетариат пойти не может - диктатура пролетариата не может длительно опираться на "мелкобуржуазную стихию". Отсюда и столкновение интересов двух классов, приведшее к гражданской войне и оставляющее потенциальную опасность после нее.

"… Противоречие в положении рабочего правительства в отсталой стране, с подавляющим большинством крестьянского населения, смогут найти свое разрешение только в международном масштабе, на арене мирового революционного пролетариата…" - А это уже т.зр., что НЭП не сможет преодолеть этого существующего противоречия, не отказавшись от пролетарской власти и "социалистических идеалов". Если стоять на позиции, что пролетариат - носитель более высокой культуры, за ним будущее, ясно, что действительно нужно уповать только на мировую революцию. Кстати, доклад Троцкого на Четвертом конгрессе Коминтерна в ноябре 1922 года так и назывался - "Новая экономическая политика Советской России и перспективы мировой революции". В нем он делал сильный акцент на мировую революцию, не допускал сохранения капитализма в Европе в течение даже полстолетия, ибо обратное, по мнению Троцкого, привело бы не к расцвету капитализма, а хозяйственному гниению и культурному распаду Европы. Но самое интересное, что Ленин рекомендовал этот доклад, наряду со своим, как основной для понимания новой экономической политики.

В данной теории я вижу лишь одно ошибочное утверждение, но оно является коренным: "… революция НЕ СМОЖЕТ разрешить свои ближайшие задачи иначе, как поставив у власти пролетариат…" Из него исходил не дин Троцкий, а все большевики, исключая Каменева и Зиновьева. В этом то и упрекают их Троцкий в своих "Уроках".

Троцкого обвиняли в меньшевизме. Это обвинение несостоятельно, хотя и имеет под собой некоторую почву: "Оригинальная теория Троцкого берет у большевиков призыв к решительной борьбе пролетариата и завоеванию им политической власти, а у меньшевиков - "отрицание роли крестьянства" (В.Ленин). Из аналогичных "меньшевистских" взглядов на крестьянство исходили и Каменев с Зиновьевым в октябре 1917 года. Вот что писал позже Бухарин: "Троцкий рассчитывал: хотя в силу внутренних причин гибель и неизбежна, но, может быть, вывезет государственная помощь западного пролетариата. Поэтому: вперед! Каменев-Зиновьев соображали: именно потому, что гибель неизбежна по внутреннему сочетанию сил, нечего идти так быстро вперед: осади назад". ("О характере нашей революции и о возможности победоносного социалистического строительства в СССР", 1926).

"Бронебойный заряд" по Троцкому свидетельствовал вроде бы о том, что имелись глубокие и неразрешимые противоречия между ним и руководством партии. Но так ли это? Я бы не стал говорить так категорично о выборе: троцкизм или ленинизм. Троцкий не сомневался, что социализм строить надо. К тому же партия, которая клеймила троцкизм в 1924 году, сама реально сделала шаг к нему после кризиса 1925/26 гг., хотя и продолжала громить самих троцкистов.

Ленин в статье "Кризис партии" (янв. 1921), говоря о профсоюзной дискуссии, писал: "…При этом споре некоторые, явно преувеличенные, и потому ошибочные, "выпады" допускает Ленин…" Таким же образом явно преувеличенный "выпад" допустило руководство партии по отношению к Троцкому, что привело к тяжелейшим последствиям для самой партии и страны. Оно даже не разбирало саму теорию, оно лишь указывало на расхождения этой теории с т.зр. Ленина - и этим будто бы опровергало ее. Все это дало повод Троцкому заявить после высылки из СССР: "Теория о возможности построения социализма в одной стране есть реакционный вымысел, главный и наиболее преступный подкоп под революционный интернационализм. Эта "теория" имеет административное, а не научное обоснование" ("Что и как произошло", 1929)

Правда, руководство партии не могло поступить иначе. Логику дискуссии 1924 года сложно понять, если не рассматривать в этой связи т.н. "Ленинский призыв" - прием в партию, об'явленный Тринадцатой партконференцией. Для воспитания новых членов партии в духе марксизма-ленинизма была создана Комиссия ЦК во главе с секретарем ЦК РКП (б) Л.М.Кагановичем. Сложно сказать, была ли статья Троцкого "Уроки Октября" активной или реактивной (т.е. первичной или ответом на какие-либо неверные, с т. зр. Троцкого, уклоны в воспитании Ленинского призыва), но что это была борьба за умы новых членов партии - несомненно. И так же сложно сказать, было ли это первичным, или ответом на выступление Троцкого, только в интерпретации Комиссии ЦК весь ленинизм в конце концов был сведен к борьбе с троцкизмом.

В январе 1925 года состоялся Пленум ЦК, рассмотревший вопрос о выступлении Троцкого. По докладу Сталина он принял постановление, в котором, в частности, говорилось: "…В нынешней дискуссии Троцкий открыл уже прямой поход против основ большевистского мировоззрения…" Сам Троцкий по болезни не присутствовал на Пленуме, но это уже не имело значения.

В отношении Троцкого было выдвинуто три предложения:

1. Исключить из партии;

2. Снять с работы в РВС СССР и вывести из Политбюро ЦК;

3. Снять с работы в РВС и условно оставить в Политбюро.

Большинством голосов было принято третье предложение. Троцкий был снят с поста Председателя РВС СССР и наркома по военным и морским делам.





5



В январе 1925 года Троцкий был назначен членом Президиума ВСНХ СССР, начальником Электротехнического управления, Председателем Научно-Технического управления, Председателем Научно-технического отдела ВСНХ и Председателем Главного Концессионного Комитета.

1925 год - переломный в развитии советской экономики: закончился период восстановления народного хозяйства после войны; перед страной встала задача дальнейшего развития. Неудачи революции в Германии, Сентябрьского восстания 1923 года в Болгарии, общая международная обстановка показали: СССР оказался единственной страной, провозглашавшей своей целью строительство социализма, в капиталистическом окружении, со слаборазвитой экономикой и малочисленным пролетариатом. Выступивший на Тринадцатом с'езде РКП (б) с политическим отчетом ЦК Г.Зиновьев заявил: "… фактор "время" мы учли неправильно… вопрос мировой революции - не вопрос трех месяцев, а гораздо большего периода… Первая, якобы изолированная революция продержаться одна тоже может гораздо больше, чем мы себе представляли". В сложной внутренней и внешней ситуации в руководстве партии выделилось два лагеря.

В 1924-25 гг. начался важный поворот в сельскохозяйственной политике - т.н. курс "лицом к деревне". Официальное признание этот курс получил на Четырнадцатой партконференции в апреле 1925 года. Суть его состояла в ликвидации пережитков "военного коммунизма" и развитии с/х производства, что означало легализацию найма батраков, облегчение аренды земли, отмену административных ограничений кулаков, снижение с/х налога и уменьшение цен на промтовары. Основную роль в теоретическом обосновании нового курса играл Н.Бухарин. Вкратце его т.зр. была такова: "Крестьянское хозяйство есть… хозяйство индивидуалистическое, мелкобуржуазное. … Без усиленного роста под'ема этого мелкобуржуазного хозяйства нам не обойтись. Наоборот, его под'ем есть необходимое условие роста нашей крупной индустрии" ("Новый курс экономической политики", 1921), ибо крестьянский рынок есть потребитель продукции социалистической промышленности, следовательно усиление емкости этого рынка приведет к усилению спроса на промпродукцию, активации промпроизводства и т.п. Все это сочетается с т.н. теорией "врастания в социализм": "Пролетариат должен разрушить власть и при помощи этого рычага изменить экономические отношения. Мы имеем здесь долгий процесс развития, в течение которого социалистические формы производства и обмена получат все более широкое распространение и, таким образом, постепенно вытеснят все остатки капиталистического общества" (речь на Четвертом Конгрессе Коминтерна в декабре 1922 года).

Его формулы, однако, иногда шокировали партийные массы. Это в особенности касается лозунга "Обогащайтесь!": "У нас еще до сих пор сохранились известные остатки военно-коммунистических отношений, которые мешают нашему дальнейшему росту. В связи с этим стоит тот факт, что зажиточная верхушка крестьянства и середняк, который тоже стремится стать зажиточным, боятся сейчас накоплять… В общем и целом всему крестьянству, всем его слоям нужно сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство" (речь "О новой экономической политике и наших задачах" в преддверии 14 партконференции в апреле 1925 года). Ему даже пришлось выступить в печати с заявлением: Эта формулировка была, несомненно, ошибочной формулировкой того совершенно правильного положения, что партия должна держать путь на под'ем благосостояния деревни" ("Цезаризм под маской революции", 1925).

Эта позиция Бухарина имела одно крупное противоречие, которое видел и сам Бухарин: "… крестьянство - это есть носитель определенной формы хозяйства, которая может одолеть нас, развиться по нежелательному для нас пути и которое, с другой стороны, может пойти по пути, по которому мы хотим ее вести. Следовательно, здесь социально-классовая т.зр. имеет свое чисто экономического значение, и вопрос о соотношении хозяйственных форм. Вопрос о гегемонии пролетариата над крестьянством - это есть в то же время и вопрос о соотношении между социалистической промышленностью и крестьянским хозяйством…" (речь "Ленин как марксист" в феврале 1924 г.)

Наличие таких "командных высот", как соцпромышленности и, главное, сильное государство, по мнению Бухарина, позволит не допустить крестьянство на "не тот путь". Троцкий был менее оптимистичен на свет крестьянского хозяйства. Он ясно видел, что рост крестьянского хозяйства, за который ратует Бухарин, повышает опасность "не того пути". Рождается альтернатива бухаринской линии в виде уже упоминавшегося нами доклада на 12 с'езде партии. Окончательное теоретическое оформление эта политика ПСН получила в работах Е.Преображенского.

"Чем более экономически отсталой, мелкобуржуазной, крестьянской является та или иная страна, переходящая к социалистической организации производства, чем менее то наследство, которое получает в фонд своего социалистического накопления будет вынуждено опираться на эксплуатацию досоциалистических форм хозяйства и тем меньше будет удельный вес накопления на его собственной производственной базе, т.е. тем меньше оно будет питаться прибавочным продуктом социалистической промышленности…

… мысль о том, что социалистическое хозяйство может развиваться само, не трогая ресурсов мелкобуржуазного, в т.ч. крестьянского хозяйства, является, несомненно, реакционной мелкобуржуазной утопией. Задачей социалистического государства заключается здесь не в том, чтобы брать с мелкобуржуазных производителей меньше, чем брал капитализм, а в том, чтобы брать больше из еще большего дохода, который будет обеспечен мелкому производству рационализацией всего, в т.ч. мелкого, хозяйства страны.

То, что будет отбито от частной торговли, при прочих равных условиях, будет завоевано в фонд государственного хозяйства. Я говорю: "при прочих равных условиях", потому что здесь возможна торговая политика и не в интересах социалистического накопления, а в интересах мелкобуржуазных производителей, имеющей своей целью сокращение вычетов из их доходов… Экономически же она означает, несомненно, сокращение фонда социалистического накопления и подарок частному производству…

Таким образом мы подходим… к политике цен, сознательно рассчитанной на эксплуатацию частного хозяйства во всех его видах.

Такая политика возможна, потому что государственное хозяйство пролетариата возникло исторически на базе монополистического капитализма. Последний же, в результате ликвидирования свободной конкуренции, приводит к созданию монопольных цен на внутреннем рынке на продукты собственной промышленности, получая добавочную прибыль вследствие эксплуатации мелкого производства и тем подготавливая почву для политики цен периода ПСН.

… Препятствия, которые встречает на этом пути государственное хозяйство, заключается не в недостатке у него экономической силы для проведения этой политики, а прежде всего в слабой покупательной способности частного хозяйства.

Власть пролетарского государства, которая распространяется на прибавочный продукт частного хозяйства (конечно, в пределах экономически возможного и технически досягаемого) не только является сама орудием Первоначального накопления, но и постоянным резервом этого накопления, так сказать, потенциальным фондом государственного хозяйства" (Е.Преображенский, "Основной закон социалистического накопления", 1924 г.)

Позиция троцкистов широко критиковалась в партии, но обращение Зиновьева, Каменева, Сталина и др. к цитатам из Ленина было несостоятельным: другие времена - другие условия. Более последовательной была критика у Бухарина, но и она упиралась больше в моральную сторону дела, упуская чисто экономические вопросы. В работе "новое откровение о советской экономике или как можно погубить рабоче-крестьянский блок" (1925) Бухарин писал: "Только в одном случае формулировки тов. Е.Преображенского оказались бы правильными. А именно тогда, когда речь шла бы не о движении к бесклассовому обществу, а к закреплению навеки пролетарской диктатуры, с консервированием господства пролетариата, и притом к его вырождению в действительно эксплуататорский класс. Тогда понятие эксплуатации было бы безоговорочно правильно в применении к такому строю…"

Похоже, это понимал и Троцкий. Но, во-первых, РКП - пролетарская партия; во-вторых, господство пролетариата над крестьянством он не считал вечным - речь шла лишь о периоде до свершения революций на Западе. А что они все-таки должны произойти, никто нимало не сомневался.

Вот что пишет доктор экономических наук Г.Х. Попов: "Ленин считал: советская социалистическая власть уже есть. Теперь пусть она строит советскую экономику, создает для себя базу. С формально-логической т.зр. все верно. Но почему появилась социалистическая власть? Да потому, что ее взяли трудящиеся. Однако проблема в следующем: как долго, сколько лет может сохраниться социалистическая природа власти, не имеющая должных социалистических основ в экономике? Бухарин оптимистически считал, что природа власти не изменится. Но ведь это какая-то метафизика. Троцкий, напротив, полон опасений и склонен к форсированию перемен…

Концепция как Троцкого, так и Бухарина исходили из идеи невозможности в короткие сроки построить социализм в СССР. Но Троцкий довел эту идею до утверждения до утверждения: если мы не можем построить социализм скоро, при нашей жизни значит надо говорить о невозможности победы социализма в одной стране. Ведь в будущем начнутся революции в других странах. У Троцкого не было сомнений, что можно и нужно удержать власть и строить индустрию. Но он не хотел называть то, что удастся построить, - социализмом, чтобы не дискредитировать идею.

Другой пункт программы Троцкого - сверхиндустриализация. Он опасался двух моментов: скоро перерождение партии и власти в условиях отсутствия социалистического экономического базиса и, далее, новой интервенции. А выход видел для обеих проблем в одном: форсированное строительство промышленности за счет внутренней колонии - крестьянства. Главные же надежды он связывал с революцией на Западе, которую мы должны встретить во всеоружии и способствовать ее успеху" ("Наука и жизнь", №10, 1988).

Спор троцкистов и бухаринцев мог найти свое разрешение только в порядке товарищеской дискуссии и на почве практического применения. Опять-таки, противоречия двух концепций не были неодолимыми, разногласия вовсе не требовали жестокой фракционной борьбы. Но как верно отметил Троцкий в 1923 году, фракционность возникает там, где невозможно разрешить возникающие разногласия демократическим путем. События развивались совершенно в другом направлении.





* * *



1925 год явился и годом рождения "новой оппозиции" во главе с Г.Зиновьевым и Л.Каменевым. В сентябре 1925 года в ЦК поступила Платформа четырех - заявление, подписанное Зиновьевым, Каменевым, Сокольниковым и Крупской, - в которой в 13-ти пунктах излагался упрек нынешнему руководству в "либеральном" отношении к Троцкому, и в недооценке опасности капиталистических элементов, а также собственная оценка внутреннего положения в стране. "новая оппозиция" высказывала озабоченность все возрастающей властью генсека Сталина и требовала ее ограничения.

Сложность и трагизм ситуации заключался в том, что если многие положения "новой оппозиции" были сходны с положениями троцкистов (это и тезис о невозможности построения социализма в СССР, и указания итогов НЭПа, выразившихся в росте капиталистических элементов, и другое), то логика борьбы за власть требовала резкой борьбы с Троцким: разгромив его, "новой оппозиции" было бы легче бороться со Сталиным. Об'единиться же "новая оппозиция" с Троцким не могла.

Существует какой-то общественный феномен, когда однопорядковую ложь в адрес двух разных политических деятелей массы воспринимают по-разному: в адрес первого - "фаворита" - ложь отвергается с порога; в отношении другого ложь принимается почти без доказательств. После дискуссий 1923-24 гг. Троцкий оказался именно в таком втором положении. Об'единение с ним тогда означало для лидеров "новой оппозиции" выпадение из "фаворитов".

Именно ленинградская делегация во главе с Зиновьевым требовала исключения Троцкого из партии в январе 1925 года. Сталин и его сторонники тогда верно оценили ситуацию и пошли по более "миролюбивому пути".

Понимая эту ситуацию, Троцкий не выступал против "новой оппозиции" на 14-м с'езде партии в декабре 1925 года. Но в условиях бюрократизированной партии всякое выступление против "статус кво" обречено на неудачу - поэтому на этом с'езде партии "новая оппозиция" была подвергнута обструкции.

После с'езда сближение двух оппозиций - старой троцкистской и "новой" - было неизбежно. Но пока еще обе оппозиции выступали порознь.

В апреле 1926 года состоялся Пленум ЦК по вопросам хозяйственного плана. С основным докладом выступил Председатель СНК и СТО СССР А.И.Рыков, а троцкисты и "новая оппозиция" выдвинули два ряда поправок.

В противовес "минималистким установкам" Госплана Троцкий предлагал увеличить об'ем капитальных работ в ближайшее пятилетие до таких размеров, которые бы позволили уменьшить диспропорцию между сельским хозяйством и промышленностью до минимума, по крайней мере до уровня старой России. Троцкий: "… Хороший урожай - при отсутствии промышленных товаров - может означать борьбу крестьянина против монополии внешней торговли, т.е. против социалистической промышленности". Солидаризуясь с Е.Преображенским, Троцкий отмечал, что страна находится в периоде ПСН, и это предполагает высшее напряжение сил и средств для индустриализации. Как молодая буржуазия в соответствующий период первоначального накопления жилы из себя тянула, пуритански себя урезывала во всем, откладывала каждую копейку на промышленность, так должна действовать и Советская Россия. Это поможет преодолеть бедность и передвинуть средства на увеличение промышленных программ. Троцкий выступил и против поправок Каменева от "новой оппозиции": "Недостатком поправок тов. Каменева я считаю то, что в них дифференциация деревни поставлена, как бы, до некоторой степени, независимо от индустриализации. Между тем, значительность и социальный вес крестьянской дифференциации и ее темпа определяется ростом и темпом индустриализации по отношению к деревне в целом".

Поправки, как Троцкого, так и Каменева, были отклонены. И троцкисты, и "новая оппозиция" выступили здесь, как, я бы сказал, ортодоксальные большевики периода "военного коммунизма", в сознании которых диктатура пролетариата - теоретическая догма революционного марксизма - никак не уживалась со "смычкой" пролетариата и крестьянства при условии уступки крестьянству. НЭП действительно показала слабость советской экономики, которая проигрывала соревнование с частнокапиталистическими элементами города и деревни. Троцкий на 15-й партконференции в ноябре 1926 года, продолжая мысль апрельского Пленума, говорил: "оппозиция доказывала, я в т. ч., что реальная опасность, перед которой мы стоим, это опасность отставания государственной промышленности от народнохозяйственного развития в целом… Если вы возьмете контрольные цифры Госплана, то они говорят о том, что в прошлом году нехватка промтоваров измерилась суммой в 380 млн. рублей, в этом году - в 500 млн. рублей… Тов. Рыков в своих тезисах говорит, что можно надеяться… на то, что диспропорция в этом году не возрастет. Но откуда эта "надежда" получилась? А получилась она оттуда, что урожай оказался хуже, чем все мы надеялись…"

Слабость экономики сопровождалась, естественно, ростом "капитализма", возрастала опасность "капиталистической реставрации". Это с т. зр. Лозунгов. А реально возрастала опасность экономической разбалансировки, в процессе которой действительно больший экономический, а следовательно и политический вес приобретало бы крестьянство, в первую очередь богатое. Я бы не сказал, что это плохо. Но если исходить не из блага народа, а из тезиса "успех революции - высший закон", то естественно, что вся политика сводится, как заявил Ф.Дзержинский на том же апрельском Пленуме ЦК, "… к тому, что надо обобрать мужика". В своей речи на Об'единенном Пленуме ЦК и ЦКК в июле 1926 года он же заявил: "Нельзя индустриализироваться, если говорить со страхом о благосостоянии деревни".

Но дело не только в росте капитализма в деревне. НЭП приводила к "распролетаризации" рабочего класса. Пролетариату действительно нечего терять, кроме своих цепей - рабочий класс может приобретать достаток, и тогда взгляды его из левого крыла перемещаются в центр. Говоря языком того времени, усиливается "мелкобуржуазное давление на рабочий класс", со всеми вытекающими отсюда последствиями: партия из "подлинно пролетарской" может превратиться в "мелкобуржуазную". В общем, тем, для кого "мелкобуржуазность", "капитализм" и т.д. являются лишь жупелами, а не научными категориями, НЭП грозила всяческими бедами. Вскрывая и критикуя язвы капитализма, большевики забывали, что это общество - звено в длинной цепи развития Человечества; по уровню оно выше феодализма, но должно быть ниже социализма. Но всему свое время. Дело доходило до абсурда, например: "… отсталость масс. Опять-таки здесь нужно отметить, что это вовсе не вина этих масс, а их беда; таковыми их сделали десятилетия капиталистического господства…" (Н.Бухарин, "Путь к социализму и Рабоче-крестьянский союз", 1925). Вы вдумайтесь: это же бред!!! Что, до капиталистического господства, т.е. при крепостничестве, уровень сознательности масс был выше?!

Отклонение поправок Троцкого и Каменева свидетельствовало вроде бы о возросшей зрелости партийных масс. Но это не так. На Пленуме ЦК в апреле 1926 года действовали больше по логике фракционной борьбы: неважно, что говорят, главное - кто. Лишь отдельные лидеры партии - Бухарин, Рыков, Дзержинский - смогли постичь истинно народную сущность НЭПа. Н.Бухарин: "…Только идиоты могут говорить, что у нас ВСЕГДА должна быть беднота; мы должны теперь вести такую политику, в результате которой у нас беднота исчезла бы" ("О новой экономической политике и наших задачах", апрель 1925 г.). И если вспомнить "дело" вокруг лозунга "Обогащайтесь!", то оно-то и показывает, что партийные массы не доросли до этих своих лидеров. Эти лидеры доросли до этих своих лидеров. Эти лидеры оказались в своем роде чуждыми элементами в собственной партии, что и определило их судьбу: Дзержинский умер от инфаркта в июле 1926 года, а Бухарин и Рыков в конце 20-х будут подвергнуты обструкции и расстреляны в марте 1938 года.





* * *



20 июля была оглашена Платформа 13-ти - заявление нового об'единенного троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока. Для такого об'единения Троцкому и его теперешним союзникам необходимо было отказаться от некоторых своих заявлений, направленных друг против друга. Л.Троцкий: "Несомненно, что в "Уроках Октября" я связывал оппортунистические сдвиги политики с именами Зиновьева и Каменева. Как свидетельствует опыт идейной борьбы в ЦК, это было грубой ошибкой. Об'яснение этой ошибки кроется в том, что я не имел возможности следить за идейной борьбой внутри семерки (руководящее ядро партии в составе И.Сталина, Г.Зиновьева, Л.Каменева, Н.Буханина, А.Рыкова, М.Томского, В.Куйбышева - В.М.) и вовремя установить, что оппортунистические сдвиги вызываются группой, возглавляемой тов. Сталиным против тт. Зиновьева и Каменева".

Гораздо интереснее признание Зиновьева: "Мы говорим, что сейчас не может быть никакого сомнения в том, что основное ядро оппозиции 1923 года, как это выявила эволюция руководящей линии фракции (большинства ЦК - В.М.), правильно предупреждало об опасности сдвига с пролетарской линии и об угрожающем росте аппаратного режима… Ведь надо же понять и то, что было. А была борьба за власть. Все искусство состояло в том, чтобы связать старые разногласия с новыми вопросами. Для этого и был выдвинут "троцкизм".

Ну, а раз троцкизм - всего лишь жупел, то ничего удивительного, что в Платформе 13-ти признавалась верной теория невозможности построения социализма в СССР и другие выводы из теории перманентной революции Троцкого, об'являлась необходимой политика сверхиндустриализации, ЦК обвинялся в "термидорианстве" (т.е. перерождении), требовалась отмена резолюции 10-го с'езда партии "О единстве партии".

На последнем требовании я остановлюсь подробнее. Данная резолюция появилась в совершенно конкретной обстановке и преследовала совершенно конкретные цели. Сам Ленин - а резолюция принималась в период его активной деятельности - поддерживал фракции в их непримиримой борьбе с бюрократизмом, особенно после того, как пришел к выводу, что бюрократизм не есть что-то привнесенное извне или доставшееся нам как тяжелое царское наследие, а само порождение советского аппарата. Уже в пору дискуссии о профсоюзах, у исхода которой и появилась эта резолюция, Ленин говорил: "…Но если есть коренные и глубокие принципиальные разногласия, разве они не оправдывают даже самых резких и фракционных выступлений?.. Конечно, оправдывают, если разногласия действительно крайне глубоки и если исправления неправильной политики партии или рабочего класса нельзя достигнуть иначе" ("Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и ошибках тт. Троцкого и Бухарина", январь 1921). Характерно отношение к лидерам фракций: "рабочая оппозиция" осуждается на с'езде, а ее лидеру А.Шляпникову доверяется место в ЦК. Но когда выбор стал: либо единство партии, либо фракции - он был сделан однозначно.

Используя резолюцию 10-го с'езда, руководящее ядро партии стало зажимать критику и внутрипартийную демократию - оно обезопасивало свою власть. Единство превращалось в самоцель. Сложилась страшная ситуация: в стране с преобладающим крестьянским населением и слаборазвитой экономикой существовала одна единственная партия с ультралевыми взглядами в потенциале и запретом фракций и группировок. Единомыслие достигло зенита, и, естественно, неизбежны были ошибки, число их должно было нарастать в геометрической прогрессии, а надежды на их исправление становились все более иллюзорными.

Размахивая резолюцией 10-го с'езда, как дубиной, Сталин открыл настоящую травлю оппозиций, а его союзники недальновидно не только не останавливали Сталина, но и поощряли его.

На октябрьском 1926 года Пленуме члены ЦК Л.Троцкий, Г.Зиновьев, Л.Каменев, Г.Пятаков, Г.Сокольников, Г.Евдокимов, И.Смилга и кандидат в члены ЦК В.Николаева были предупреждены о недопустимости нарушения партдисциплины. Троцкий был выведен из состава Политбюро ЦК, Каменев - из состава кандидатов Политбюро ЦК. Еще раньше - в июле 1926 года - из Политбюро ЦК был исключен Зиновьев. Травля давала эффект: в октябре 1926 года с осуждением фракционной деятельности выступили А.Шляпников и С.Медведев; из блока вышли "децисты", сформировав собственную оппозицию группу.

В ноябре состоялась 15-я Всесоюзная партконференция, на которой выступил Сталин с докладом "О социал-демократическом уклоне в нашей партии". Основной его удар был направлен по трем направлениям: упор на непоследовательность, особенно это касалось Зиновьева и Каменева; обвинения в нарушении единства партии; обвинения в нарушении единства партии; использование прошлых ошибок и просто передергивание фактов. Развернулась настоящая война цитат: Сталин достает дооктябрьские цитаты из Ленина, где он нелестно отзывается о Троцком, указывает на цитаты Троцкого, расходящиеся с цитатами из Ленина; Троцкий, в свою очередь, берет работу Сталина за 1924 год и показывает, что она практически не отличается от воззрений Троцкого, которые ставятся ему в вину. Выступления оппозиции на конференции были сведены к минимуму. Практически она оспаривала лишь обвинения в меньшевизме и в отходе от ленинизма. Аргументы оппозиционеров были более весомыми и убедительными, но это уже не имело значения - конференция осудила оппозиционный блок.

В своей борьбе с оппозиционерами Сталин не гнушался и методом провокаций. Одним из поводов для окончательного разгрома оппозиции послужило обнаружение органами ГПУ нелегальной типографии, в которой работал белогвардейский офицер. Как пишет Р.Медведев, В.Меньжинский, возглавивший органы безопасности после смерти Дзержинского, позже сам признался, что этот офицер был агентом ГПУ.

Оппозиция не прекращала своих выступлений, и в сентябре 1927 года Троцкий был исключен из состава Исполкома Коминтерна, в октябре - из состава ЦК партии. В 10-ю годовщину Октябрьской революции сторонники оппозиции организовали демонстрацию в Москве и Ленинграде под лозунгами "долой непмана, кулака и бюрократа!", "Выполнить завещание Ленина!", пытались нести портреты Троцкого и Зиновьева, но отрядами милиции они были разогнаны. За этим последовало исключение оппозиционеров из партии.

15-й с'езд ВКП(б), проходящий в декабре 1927 года, довершил организационный разгром троцкистов. Правда, при этом еще иногда соблюдалась демократическая процедура. В ходе "предс'ездовской дискуссии" за тезисом ЦК проголосовало 724006 коммунистов, за контртезисы троцкистов - 4120, воздержалось 2676 коммунистов.

После с'езда почти все оппозиционеры, не подавшие заявления о восстановлении в партии, были арестованы и помещены в политизоляторы, а наиболее известные из них "просто" сосланы в отдаленные районы страны. Сам Троцкий был сослан в Алма-Ату. В партии прошла первая массовая волна репрессий против троцкистов и им сочувствовавших; аналогичная волна прошла среди беспартийных в армии.

В декабре 1928 года Троцкий направил письмо в ЦК, в котором заявлял о продолжении борьбы. В феврале 1929 года Троцкий был выдворен из СССР.





* * *



В мелкобуржуазной стране, каковой являлась Россия, строить социализм означало насильно "осчастливливать" народ. А всякая насильная революция "сверху" неизбежно приводит к неудаче, если она не будет соответствовать насущным требованиям, идущим "снизу". Даже введя социализм, как самоуправление народа, он, социализм, неминуемо развалится, если не будет определенного уровня сознания этого народа. А сознание, в свою очередь, отражает производственные отношения - производное производительных сил.

Интересное замечание делает А.П.Бутенко в книге "Власть народа" посредством самого народа" (М., 1988): "Классовая борьба угнетенных в рабовладельческом и феодальном обществах шла с весьма своеобразной перспективой: до достижения определенных рубежей исторического развития эта борьба не могла привести к уничтожению классовой противоположности как таковой (а значит, и к установлению "справедливого" порядка), но исторически эта борьба очень важна, ибо является условием развития данного общества".

В экономически отсталой России не могло быть и речи об этом необходимом уровне развития сознания. Об этом писал сосланный троцкист Х.Г.Раковский в августе 1928 года: "Несоответствие между политической способностью данного класса, его неумением управлять и теми юридическими конституционными формами, которые он для себя выработал, захватывая власть, есть юридический факт" (см. "Неделя", №43, 1988).

Историк В.Сироткин в статье "Уроки НЭПа" ("Известия" за 10-11 марта 1989 г.) приводит сенсационную запись, начитанную Лениным своим секретарям в конце 1923 года. Истинный этот документ или нет, об этом еще идет дискуссия. Нам же важно, что все сказанное там - правда: "Конечно мы провалились. Мы думали осуществить новое коммунистическое общество по щучьему велению. Между тем, это вопрос десятилетий и поколений. Чтобы партия не потеряла душу и волю к борьбе, мы должны изобразить перед ней возврат к меновой экономике… как некоторое временное отступление. Но для себя мы должны ясно видеть, что попытка не удалась, что так вдруг переменить психологию людей, навыки их вековой жизни нельзя. Можно попробовать загнать население в новый строй силой, но вопрос еще, сохранили бы мы власть в этой всероссийской мясорубке…"

Однако, кажется, мы забываем, что наши размышления о судьбе русской революции есть уже ответ у "легального" Ленина в статье "О нашей революции" (янв. 1923): "… Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры… то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а ПОТОМ уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы…

Помнится, Наполеон писал: "…Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет". Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьезный бой, а там уже увидели такие детали развития: …как Брестский мир или НЭП и т.п. И в настоящее время уже не сомневаемся, что в основном мы держали победу…"

Эта последняя фраза сильно диссонирует с первой ленинской цитатой: "Конечно мы провалились…" - но первая - это секретные записки, а вторая - статья для печати.

Два соображения. Первое. Ранний Ленин-практик сам же и опровергает здесь Ленина-теоретика. Если бы Октябрьская революция признавалась им буржуазно-демократической по своей сути, но с некоторыми особенностями: созданием рабочего, а не буржуазного, правительства, - все было бы, может быть, верно; но социалистические преобразования в деревне в феврале 1918 года выглядят сейчас просто авантюрой.

Второе. Ленин, бросая Бухарину обвинения в недиалектичности, сам спотыкается о главный вопрос Троцкого: сколько времени будет существовать СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ власть, которая и должна будет, по Ленину, в течение длительного времени строить социализм, при отсутствии социалистической основы в экономике? Что значит: ПОТОМ, уже после захвата власти, строить социализм? Надстройка изменяет базис?

Исходя из такой позиции культурная революция в СССР приобретает решающее значение. Вследствие особенности человеческого мышления, его инерционности и т.д. эта культурная революция должна охватывать сравнительно долгий срок - не одно поколение, - так что правильнее было бы говорить о культурной ЭВОЛЮЦИИ. И в первую очередь речь должна идти не о всеобщей грамотности, а об экономической культуре. Собственно говоря, введение "широкого НЭПа" с его государственным капитализмом, разрешением использовать наемный труд, частного капитала было фактически признанием Октябрьского переворота как продолжение буржуазно-демократической революции с "некоторыми особенностями" - социалистическим потенциалом. Но вопрос у власть имущих ортодоксов: как быть с "социалистическими завоеваниями?" Таким образом, введение НЭПа с сохранением всей структуры диктатуры пролетариата - коренная ошибка в развитии русской революции.

Время культурной эволюции даже для одной страны в разных условиях сильно варьирует. В России же обстоятельства складывались как нельзя плохо. Гражданская война, кроме всего прочего, никак не может привести к нужному уровню развития экономики, а тем более - нужному уровню сознания народа. Наоборот, ужас гражданской войны отбрасывает сознание народа далеко назад, и введение социализма откладывается минимум на одно поколение. Этого, кстати, никто из большевиков так и не понял. Бухарин, например, даже в 1925 году писал: "Партия рабочего класса в пределах капиталистического строя является партией гражданской войны…" ("Путь к социализму"). Потом, диктатура. Диктатура, жесткий режим внутри страны - непременное условие для построения социализма по мнению большевиков - никак не способствует широкому привлечению большинства населения к управлению государством или производством.

Успех культурной эволюции во многом зависит и от позиции интеллигенции. Русский философ Н.Бердяев писал о трагическом разрыве между интеллигенцией и основной массой народа, возникшем к концу XIX - началу XX века. К тому же сначала Октябрьский вооруженный переворот, разгон Учредительного собрания, злодейское убийство матросами-анархистами двух министров Временного правительства - кадетов А.И.Шингарева и Ф.Ф.Кокошкина - 7 января 1918 года в больнице, куда их перевели из-под ареста; а затем та же гражданская война с ее тотальным террором, расстрел семьи императора Николая Александровича, сама по себе диктатура в стране - все это отвернуло основную часть интеллигенции от революции.

Может быть, при оптимальных условиях деятельности партии и ее ядра ответ на вопрос эпохи: хватит ли времени? - был бы найден. Но логика борьбы за власть привела к расколу партии в 1927 году, и численность ядра, способного найти ответ на вопрос в практике, резко сократилось - из партии были исключены виднейшие теоретики Троцкий, Зиновьев, Каменев, Преображенский, Пятаков и другие.

Что бы ни говорили о троцкистской оппозиции, а роль ее в большевистской партии была очень велика. Именно она обращала внимание партии, ее руководящего ядра на усиление влияния богатого крестьянства в хозяйственной жизни страны, в то время как партия нарочито отворачивалась от этих явлений. В результате известный хлебный кризис 1927-28 гг., обусловленный именно неудовлетворенным спросом на промышленную продукцию крестьян-производителей, застал партию врасплох, когда оставались только крайние меры: "военно-коммунистические" (Сталин) или отступление с позиции диктатуры пролетариата (Бухарин). Партия не смогла признать второго варианта. К этому же позже пришел и сам Бухарин. Ну а методы борьбы с троцкистской оппозицией уже по накатанной колее применялись к бухаринцам.

Не следует забывать о внешней опасности, опасности инртервенции. Эта опасность во многом обусловливала высокие темпы развития народного хозяйства. Возникала дилемма: медленные темпы могут привести к социализму, но не подходят с т.зр. внешний условий; быстрые же темпы означают насильное введение социализма, что невозможно.

Ну а если времени однозначно не хватит? Тогда грядет "капиталистическая реставрация". Считая Октябрьскую революцию однозначно социалистической, революционный марксизм признает это как поражение революции. Отсюда и неприемлемость варианта Бухарина в 1928 году. Для предотвращения "поражения" будут использованы любые методы. Для профилактики этих "любых" методов и проводились все теоретические изыскания троцкистов. Е.Преображенский: "Пробежать быстрее этот период, поскорей достигнуть момента, когда социалистическая система развернет все свои естественные преимущества над капитализмом, - это есть вопрос жизни и смерти для социалистического государства" (август 1924). Собственно говоря, теория перманентной революции Троцкого была следствием понимания того, с чем столкнулись большевики, проводя социалистические преобразования сразу после захвата власти. Но Троцкий стоял на позиции, что партия и пролетариат всегда правы. А ведь "чем ниже исходный уровень развития страны, совершившей революцию, тем обширнее в ней слой молодого пролетариата и полупролетариата, легко поддающегося на псевдореволюционные призывы и авантюристические обещания выполнить в два счета такие задачи, которые требуют долгих лет упорного труда" (О.Лацис в журнале "Коммунист", №18, 1987).

Все это хорошо, если принять за аксиому, что социализм действительно необходимо строить или вводить. А если в этой аксиоме закралась какая-либо ошибка…

Но такие размышления заведут нас в Сибирь. Поэтому - до свидания.





* * *





ЭПИЛОГ



После высылки из СССР Троцкий скитался по Мраморному морю, Франции, Норвегии, пока не остановился в Мексике. За рубежом он не прекращает своих выступлений: выходят его книги "Перманентная революция" (1930), "Сталинская школа фальсификаций" (1932), "История русской революции" (1931-33), "преданная революция" (1936), "Преступления Сталина" (1937); в 1938 году он приступил к написанию книги о Сталине.

В 1932 году Троцкий за антисоветскую деятельность лишен советского гражданства. Сразу после высылки от него отходят прежние союзники: К.Радек, Е.Преображенский, потом И.Смилга, Л.Серебряков, дольше сопротивлялся Х.Раковский. Троцкому удалось об'единить своих единомышленников: он наладил выпуск периодического журнала "Бюллетень оппозиции", а в июле 1938 года было провозглашено создание 4-го Интернационала.

В годы разгула сталинских репрессий Троцкий был об'явлен агентом иностранных разведок, большинство участников оппозиции было репрессировано. Сам Троцкий заочно был приговорен к смертной казни.

В ответ в апреле 1937 года Троцкому удалось организоваться контрпроцесс, на котором он показал всю несостоятельность обвинений Сталина в свой адрес. По свидетельству биографа Троцкого И.Дойчера в последней речи на контпроцессе 17 апреля Троцкий сказал, что, либо он и почти все члены ленинского Политбюро предали коммунизм, в чем их обвиняют в Москве, либо Сталин и его члены Политбюро лгут. Было ли, и могло ли быть убийство Кирова на руку оппозиции? Или оно было на руку Сталину, получившему таким образом предлог для физического уничтожения оппозиции? Могла ли оппозиция что-то выгадать от диверсий в угольных шахтах, на заводах и железных дорогах? Или это правительство, чья политика поспешной индустриализации и чье бюрократическое головотяпство вызвали в промышленности столько катастроф, стремилось обелить себя, сваливая всю вину на оппозиционеров? Могла ли выиграть что-либо оппозиция от союза с Гитлером и микадо? Или это Сталин мог нажить политический капитал, связав обвиняемых с Гитлером?..

Закончил Троцкий свою речь апофеозом Октябрьской революции и коммунизму. Даже при Сталине, отметил он, несмотря на все ужасы репрессий, советское общество по-прежнему являло собой величайший прогресс в социальной организации, когда-либо достигнутого человечеством. В трагическом перерождении большевизма надо винить не революцию, а то, что она не сумела распространиться за пределы России. В настоящее время перед советским рабочим классом стоит выбор между Гитлером и Сталиным. Рабочие предпочли Сталина и были правы. До тех пор, пока не явится иной альтернативы, рабочие сохранят апатию даже перед лицом чудовищного правления Сталина. Но они воспрянут от этой апатии при малейшем проблеске надежды на новые победы социализма за рубежом.

20 августа 1940 года на Троцкого было совершено покушение; на следующий день он скончался.



Январь 1990 г.



"Я не знаю в истории примеров революционного движения, где замешаны были бы такие огромные массы и которые прошли бы так бескровно…"

(Л.Троцкий в речи ночью 26 окт. 1917 г.)





главная страничка сайта / содержание "Идиота" №14 / авторы и их произведения

Прогноз Погоды на завтра в Волковыске.