Вячеслав НОВИКОВ

КАВКАЗСКИЙ ДНЕВНИК
1990 г.



5 августа


16:20


Из индивидуумов мы превращается сегодня в один организм, одно целое, коллектив. Интересное это явление, оказывается: меня беспокоит, что у Лены - тяжелая ложка, и я подбираю ей ложку полегче - из эгоистических соображений.



6 августа


4:00

В.Мартов и В.Новиков на Кавказе

Вчера, при погрузке в автобус, на вокзал, в спешке, случилась авария: сорвался "Красногорск" с ремешка и грохнулся об асфальт. Результат: заклинило крышку, диафрагму и не работает экспонометр. На вокзал с нами поехал Гоша, провожать. Помог продать лишние два билета до Москвы. Виктор Якушкин едет в одном с нами поезде и весь вечер, почти до Смоленска, просидел с нами, даже поужинал (но от чая отказался). Простой парень, а улыбается неискренне. Впрочем, как и я. Но главная трагедия для меня - авария с киноаппаратом.



7 августа


21:45 (московское время)


Почувствовал несколько раз, и один раз особенно сильно, пронзительно, тоску по Наташе. Ни в какие горы ехать нет никакого желания. Кинокамеру починить вряд ли удастся, даже с помощью обоих ножей. Видимо, завтра придется отсылать ее обратно в Витебск, по Галиному адресу. Выкурил только одну сигарету сегодня. Завтра в обед будем в Минеральных водах. Настроение паршивое. Эти поезда уже порядком надоели за лето.



9 августа


1:17


Вчера в 14 часов прибыли в Минводы. Отослали в двух посылках камеру и пленки (кажется, ключ мой уехал вместе с камерой?). Дал какому-то заезжему немцу свой витебский адрес. Он, представьте себе, путешествует один по Союзу, не зная по-русски ни слова. Объяснялись с ним на английском. У меня - недоверчивость ко всяким посторонним на вокзалах, поэтому я сначала с предубеждением отнесся к Володиному предложению помочь путешественнику в поиске гостиницы и т.п., но вроде бы это точно был немец (письмо он писал на немецком и акцент немецкий). Сам он, как говорит, из Берлина (он отказался уточнять, из какого). Похож (по словам Володи) на "Вождя" из "Кукушки". Покушали в пельменной недалеко от вокзала (я наелся до отвала, и за все - 1 руб. 25 коп!). И мы поехали в аэропорт. Сегодня должны здесь встретить еще одного товарища, который прилетает в полдень. У него - палатка и примусы. Вся наша компания уже спит (на полу, в спальнике, в одном из вокзальных закутков), а я, пока бродил по вокзалу, наткнулся на спекулянта и купил у него пачку сигарет "Памир" за 1 руб. (госцена - 12 коп.). Кажется, у этого спекулянта - связь с местной буфетчицей - организованная группа! Побывал и в милиции (понятым) - протокол составляли на снятого с рейса подвыпившего дядьку - и дядька-то неплохой! Понаблюдал за работой наперстничков - грубо работают ребята, но их клиенты, кажется, этого не замечают. Ноги мои ходить устали и вот - я тоже на полу, пишу эти заметки. Скорее бы горы.



9 августа


8:15


Встали. Согнали какого-то алкаша, примостившегося ночью на нашем полиэтилене. Собрали рюкзаки, позавтракали. Я встал пораньше всех сделал утренний обход вокзала. Недалеко от аэропорта - какая-то солидная гора. Автобусная станция - маршруты в четыре города, все - курортные. Множество киосков, видео-салон, игры компьютерные, и т.д. Есть просторный балкон для провожающих, с него видно все взлетное поле. Володя и Лена стоят в очереди за кофе, а я как раз сейчас схожу на этот балкончик. Галя сидит над кроссвордом. Ждем того парня. Самолет его будет в 12 с копейками. После кофе идем с Володей доставать бензин.



9 августа


12:40


Бензин купили у водителя самосвала, четыре литра, по рублю за литр. Я послал телеграмму братишке к свадьбе (18 августа). За окном, где я сижу, трое местных товарищей кормят трех крашеных блондинок водкой и шашлыком. Мои ребята пошли встречать пятого. Купил себе темные очки, за 3.30.


12:50


Три местных товарища тем временем накормили блондинок и все удалились. Я же привязан к рюкзакам и не могу проследить - куда именно.



10 августа


8:35


Вчера, как выехали в горы настоящие (а не те холмы, что под Пятигорском) - вот и начались зрелища! Ехали по долине, вдоль речки, бурной, и белой от горной породы. Много поселков по пути, и встречались богатые дома. И красивые женщины. Пятым у нас - Витя, из Орши, хороший парень и, главное, не первый раз на Кавказе. В Минводах, когда спешили на автобусную остановку, пробирались сквозь толпу - слышу треск, а затем - матюки мне в спину - это я своим ледорубом порвал какому-то парню рубашку. Про то, что это была рубашка, мне Володя сообщил (он шел следом за мной). А я не сильно огорчился: Надо уступать дорогу человеку с тяжелым рюкзаком!


Сейчас на канатке - поедем выше. Напишу потом, как ночевали, и что видел в дороге (труба розовая, туристические группы, одна из них - школьники, горы выше облаков - можно побывать на небе, и расстояния - не по горизонтали, к чему привык, особенно в Казахстане, а по вертикали, и т.п.). Все остальное - потом.


10:15


Мы - на канатной станции Азау (2330 м), ждем вагончик. На станции - две очереди: советская и интуристовская. Пропустили сейчас немцев. Лена неплохо смотрится в моей красной кепке. А я хорошо смотрюсь в Володиных шерстяных носках. Решетка разделяет нас и немцев ("Как в курятнике" - говорит Володя). Володя еще сказал, что у меня ничего хорошего из дневника не получится. Прек... (фуникулер подъехал и я заканчиваю писать).


10:32


Проехали одну станцию. Красота! Поднялись минимум на километр. Не зря я поехал в горы! Сейчас мы уже практически в небе, а тут же, рядом со станцией - гусеничный вездеход - как он сюда забрался? На борту у него прикреплен вагончик фуникулера. Я сделал несколько снимков. Здесь прохладно, даже в свитере.


10:50


Едем выше - в вагончике с крыши капает конденсированная влага. Что-то заскрежетало, вагончик задергался, заболтался взад-вперед, раскачался и- совсем остановился. Что-то не сработало - поехали назад, к станции. От станции снова поехали вверх, на это раз нормально. Кругом за окнами - туман, но кое-где что-то проглядывается - оказывается, это ледник. Весь в трещинах. Подъезжаем к снегу. Галя - как сталкер. Это я подумал так про нее еще на вокзале (нет, в автобусе из Минвод).


11:00


Станция "Мир" (3500). Японец с фотокамерой килограмм на шесть посеменил к обелиску и там развел руками - туман!. Мы скинули рюкзаки и идем в кафе. Снег рядом - зернистый, сволочь, как в марте. Лена Володю назвала Славой. Эльбрус, как мне сказали, совсем рядом, за обелиском, из-за тумана сейчас не виден.


Кругом туристы без рюкзаков, снизу приехали, из турбазы, посмотреть только, снег потрогать, и назад. Все вокруг немного не в себе от восторга. Бывалые же сетуют, что плохо, что туман. Но вот солнце проявилось.


11:15


Почти полностью просветлело с северной стороны, и ледник обнажился из-под тумана. Солнце загрело, как в космосе, с одного бока. Впереди - гора-красавица, на фоне голубого-голубого неба. Чуть кружится голова. Только чуть-чуть - от радости. Справа видна вся канатка, протянутая вверх, но уже не вагончики по ней движутся, а отдельные сиденья. Ледник местами рыж, местами - сер, и чувствуется его движение. И еще - осознаешь в горах свою жизнь как миг по сравнению с неторопливой жизнью гор, их движением. Горы живут, своей жизнью, медленной, с нашей человеческой суетливой точки зрения. Все вновь заволокло туманом. Неужели я заболею этой "горной болезнью"? Действительно, здесь очень красиво!


12:15


Взяли (перешли) первый ледник. Поздравляю себя с первыми ссадинами на правой руке. Один раз чуть не пополз вниз. Но я не один такой, Витя тоже.


13:45


Мы перешли еще один ледник и вышли к озеру. Заморосил дождик. Галя предполагает, что здесь придется остановиться. Все вокруг очень красиво. Лед в трещинах, цвета морской волны. Я надел темные очки и уже привык к ним. Сижу под полиэтиленовой накидкой и пишу. Но писать неудобно - все заняты делами. Ногу подвернул, тогда же, когда и кисть поцарапал, на первом леднике. Она почти не болит, когда идем.


14:20


Надо мной издеваются - я обещал это записать. Я по своим записям уточняю им время, а они издеваются при этом! Но я шучу. Сидим под тентом, по которому тарабанит мокрая мерзость. Покушали сало, огурцы, чеснок, сухари и банку рыбных консервов. Очень, очень вкусно, особенно если смотреть во время еды на Эльбрус. Мы - на высоте около 3 км., у озера. На леднике было непросто, особенно в двух местах. Нога правая дрожала от напряжения, и лучше не задерживаться, так как устаешь просто от того, что стоишь в напряжении. Если идешь, то идти надо уверенно и энергично. Но я себе этого пока позволить не могу - по неопытности. Я не знаю еще всех правил игры. Но постепенно врубаюсь - мне помогают советами Лена и Галя.


14:30


Сыпется сверху белая крупа. Сидим кучкой под накидкой и ждем, когда это кончится. Народ говорит, что это кончится не скоро. Слышу предложение сделать здесь ночевку. Если бы я был один, я бы это все (разговоры и предложения) не записывал; я бы писал какую-нибудь философию, свои мысли. А тут все четверо говорят и не дают думать. Приходится писать голую хронику. Лена хорошо отзывается о Якушкине по прошлому году. Мой дождевик коричневый, видимо, полезет по швам если не сегодня, то завтра. Надо его чинить. Надо подвязать фотоаппарат к футляру.


А крупа сыпется. Витя очень разговорчив и он очень хорошо экипирован. Он, видимо, готовится к горам в течение всего года. Вот и сейчас он советует Володе, как сделать, чтобы шнурки не натирали голень: "Видишь, как я сделал? Я пришил стропу парашютную к запятнику и продел шнурок через нее".


16:00


Выбрались на какой-то гребень. Перед нами открылось огромное плато, с небольшим уклоном. Где-то вдалеке (слева от нас, если стоять лицом к плато) шумит что-то. Гребень спускается по левую руку. Справа - тупая гора, продолжение гребня. Рюкзаки сбросили, отдыхаем.


16:30


Оказывается, мы находимся на так называемой "марене", т.е. это ледник, а покрыт он камнями. Я иду последним и, когда мы перепрыгиваем ручей или трещину, на меня уже не оглядываются. Значит, пока все в порядке.


18:05


В горах все постоянно меняется из-за тумана. Мы выходим на марену - вокруг все бело, вдалеке виднеется гряда камней, скал. И вот - прояснение небольшое в тумане и - оказывается, это совсем маленькая грядка, а вдали поднялись над тобой 4000-великаны, и со всех сторон. А ты думал, что ты - на высоте. Оказалось - в низине!


Поставили палатку практически на льду. Но ничего - под палатку - полиэтилен, в палатку - коврики. На них - спальники. Причем из трех спальников Володя с Леной собрали один. Это называется - "система". Мы впятером умещаемся.


19:10


Покушали очень плотно. Правда, смущает то обстоятельство, что на все про все выдали по два сухарика и сахара тоже - только два кусочка! Володя (сейчас сидим в палатке) сказал, что он несет 14,5 кг, и мне вспомнилось, сколько же несет Лена (мы через трещину перебрасывали рюкзаки и Ленин весил не более десяти). Мне кажется, что часть ее килограммов несет Володя.


Стоял после хавки на марине, возле палатки - курил, думал. Здесь очень хорошо думается. Подумал о том, что компания наша все-таки слишком какая-то школьная, слишком много разговоров и суеты. Вспомнил Сашу Волкова, вспомнил Лену Синяк, вспомнил и Наташу - она бы не смогла здесь идти - жаль. А Синяк - могла бы. Люблю немногословных. Таких, как Саня Кокадеев. Но кажется, что Мартов вполне адекватен обстановке.


Вчера ночевали у начала канатной дороги и капал дождь на палатку, а мне казалось, что это трещит костер. Эти звуки были так похожи на треск горящих дров! - я так и думал, что это дрова трещат в костре.


Сейчас 19:20. Витя укрепляет снаружи тент над палаткой.


19:50


Слегка побаливает голова. Причем так - равномерно по всему ее объему. Говорят, что это - обычное дело для 3000 м. в начале.



11 августа


6:50


Все еще спят. И сколько можно спать? Ведь мы легли в восемь, еще засветло! Спать было очень плохо: холодно, тесно, некуда руки и ноги раскидать. И холодно. Снилось много всего. Около пяти утра приснилось, что входим мы с Нат. в комнату к бабушке, чтобы взять каску, а она не слышит мои оклики. Потом уже на третий оклик она оборачивается, а лицо у нее мертвое. Наташа в ужасе попятилась: "Мрт, мрт..." - я тоже подумал, что тут - смерть. И в это время меня всего - уже не во сне, а проснувшегося - пронизала волна острой теплоты, именно волна теплоты - с ног до головы.


9:25


Мы вышли на перевал. Я первым вышел. Я так понял, что мне дали возможность первым выйти. Завхоз наш (Лена) выделила по четыре кусочка шоколада, а четверым - даже пять. Отличный вид открывался с перевала. Называется он Хотю-тау. (Не уверен в спеллинге). Догнали нас двое ребят Третий, по их словам, отстал, но скоро тоже подойдет. Ребята самостоятельно гуляют. Идут на море. Внизу в долине - какая-то деревушка. Облака, облака гуляют, выгуливаются между гор. Небо синее и голубое только у горизонта, а повыше - ультрамариновое и фиолетовое. Батюшки! Луну увидел, почти на одном с собой уровне. Она большая, правда, неполная. Интересно - на одной стороне перевала - снег, снег и ледники, белым-бело, а на другой, куда нам сейчас спускаться - зелень, деревья.


Вчера не записал о камнях отдельных на марине - лед под солнцем везде тает, а под большими камнями, дающими тень, лед не тает, остается, и стоят эти камни на ножках из льда, как грибы. И, должно быть, в конце концов они сваливаются.


Но какое здесь небо!


И точно сказал поэт:


"Ночевала тучка золотая


На плече утеса-великана..." Так и есть - я вижу: сидит тучка на склоне горы и не уходит, только шевелится.


10:55


Спустились (практически) с перевала, сняли рюкзаки. Я раскинул полиэтилен, который несу по разнарядке, сушиться на ветер и солнце - когда мы уходили утром со стоянки ледниковой, в нем было не менее килограмма влаги. Ждем Володю и Лену. Они - еще нет. Рядом журчит вода с ледника - холодная, чистая. Правда, по краю ледника много всяких парнокопытных гуляло и какало, но это ничего. Мы пьем эту воду.


Спускаться интересно. Все дело в тормозах. Особенно интересно спускаться по снежнику. Можно бежать, если уверен в себе. Я бежал галсами, как горнолыжник. Те три парня, что догнали нас на перевале, спускались сразу за нами и сильно меня раздражали - я шел замыкающим - и они на протяжении всего спуска наступали мне на пятки и сыпали камни - это неприятно. К счастью, когда вышли после спуска по камням на ледник, меня сменил Володя и я тогда, освободившись от обязанностей замыкающего, рванул. Так что те ребята мне спуск немного подпортили., хотя их вины в том мало - это нам надо двигаться быстрее. Балашуры. Шутили во время спуска. Я не знаю, может, действительно, этот перевал - пустяк, но несколько шансов свернуть себе голову у меня было. Особенно это просто сделать, слегка наклонившись вперед - рюкзак перевешивает тебя и ты летишь вниз на камни.


11:20


Мимо нас вверх, откуда мы спустились, поднимается группа, из семи человек. Я снял ботинки и носки - они изрядно промокли при спуске со снежника. Голые ноги стоят на камнях, а они холодные, как вода. Мне смазали губы гигиенической помадой. Говорят про какой-то "герпес".


11:30


Витя у нас - экологист. "Бумагу не надо бросать!" - подобрал обертку от конфеты, которую я бросил себе под ноги и сунул ее в карман.


12:40


Остановились еще ниже, обедать. Меня все учат пользоваться примусами. Мы встретили по пути вниз одну группу из Украины. В шортах, загорелые. Поприветствовали друг друга, разве что не обнимались. Из долины - прекрасный вид на Эльбрус. Правда, часто его закрывают облака. Вот еще одна группа (три человека) проходит мимо, вниз. Так это те ребята, которые мне на пятки наступали! Они обедали там, где мы просто привалили.


В горах все меняется. Уже не узнаю те места, по которым только что прошли. Опять вспоминается сталкеровская "зона".


Появились мухи и комары.


Зелень под ногами, голубое-голубое небо над головой и белоснежные ледники и коричневые скалы вокруг - это здорово.


Галя сказала, ей горы часто снятся. А я бы не пошел еще раз. Мало ли другого интересного в жизни, о чем я еще не знаю?!


Нога не болит, и голова не болит.


14:15


Подъезжал к нашему пикнику парнишка местный на лошади из нижнего селения. Слез с лошади, присел возле, начал разговор: поинтересовался, куда идем дальше. Все с акцентом. Увидал Галкин нож - "поменяемся!" Попросил веревки, "хотя бы полметра...". Веревку дали, а нож - нет. Я насторожен. Подумалось, что это они дань собирают с проходящих туристов.


После макарон и киселя все улеглись на спальниках и отдыхают. Витя снял брюки и надел трусы спортивные. Я пока не рискую загорать, так как наслышался о сильном действии местного солнца. А солнце здесь такое, что, когда оно есть - тепло, а как только тучкой прикроется - холодно. Мы все достаем из рюкзаков и сушим - после ночевки на леднике все вещи пропитаны влагой.


14:45


Подходит группа (7 человек) снизу - у всех мужчин за плечами - вязанки дров, привязанные к рюкзакам.


16:06


Мы спустились в долину. Тропа была утоптана лошадьми, на которых местные товарищи поднимаются к подножию перевала посмотреть на своих овец. Соответственно по всей тропе - лошадиный помет. Шли вдоль ущелья, по которому протекает речка, возле которой мы сейчас и расположились. Так я увидел начало реки - ледник. А конец? Черное море? Вода здесь уже мутноватая. И ветерок дует приличный. Во время спуска встретили не менее тридцати человек из разных групп, поднимающихся на перевал. Тут все здороваются, как знакомые: "Здравствуйте!" Мартов в этом особенно усердствует.


Да! Когда спускались, я увидел речку, которая впадает в нашу из соседнего ущелья, так в одном месте цвет воды у этой речки был удивителен! Перламутровый цвет воды! Сине-зеленый, с перламутровым оттенком.


17:30


Долиной сусликов я бы назвал это место - здесь их тысячи! Когда приближаешься к очередной норе, суслик, перед тем как нырнуть в нее, свистит короткими частными свистками - предупреждает соседей, и те торопятся к своим норкам и делают то же самое, если наш путь идет радом с их норками. Мы идем в село (или - аул?), что-то покупать. Витя остался с рюкзаками. В этом селе шесть-восемь строений, рядом с которыми - загоны для овец. Овцы здесь чудные (прочем, как и коровы, и быки, те, которых в долине сусликов я видел), с тонкой вьющейся шерстью. В каждом дворе - женщины. Они прядут пряжу и на траве перед домами лежат свитера, варежки, шапочки - все, что можно связать. Лена покупала свитер Гале (50) и еще долго искали и нашли "айрам" - это наподобие простокваши. За 1 руб. купили полный котелок. Все. Уходим.


17:35


Ищем место для стоянки. Завтра весь день идем к перевалу и на следующий день преодолеваем его. Писать больше не хочется.


18:15


Нашли место чуть выше. Здесь уже стоят две группы. Еще одна группа спускалась и Лена узнала среди них своих знакомых, витебских ребят. Ура! Они уже заканчивают поход. Завтра пойдут на наш перевал. Красивые ребята. А их руководительница - чудо! Симпатичная девушка, длинноногая, загорелая. Вот они с Галей разговорились - хорошие знакомые. Мы их уговариваем здесь ночевать, а они спешат дальше, через кош (село, где мы купили айрам). Между прочим, говорили они и о Саше Волкове. Где он сейчас? Никто не знает. Даже мама. Ушли. Грустно стало немного. Рядом шумит речка. Они все в шортах. Лена нашла клубничку.


20:15


Сегодня суп варили не на примусе, а на костре. Вместо деревянной перекладины - металлическая струна, и котелок, висящий на ней над огнем, колеблется энергией кипящей воды - прямо ходуном ходит над костром. Галя надела новый свитер и распустила волосы. У Лены завтра - день рождения. А мне все эти женщины... А Наташу вспоминаю.



12 августа


8:00


Сегодня день рождения Лены. Я встал в 7:20, разжег костер (что было не просто - все заготовленные с вечера ветки отсырели). Кое-как все-таки огонь разжег и к этому времени Витя вылез из палатки. Чай заварили (один раз кастрюлька упала - оборвалась струна - пришлось бегать за водой). Сейчас варим рис. Пишу эту хронику, а между строчками вижу другое: разные лица, разные характеры, разные эмоции, о чем и нужно бы писать. С Витей вчера вечером (все легли спать) у костра поговорили о том, что нас ждет сегодня, и вообще. Он не совсем доволен темпом наших переходов. Говорит, что можно было бы побыстрей. При этом... Но в принципе, можно со всеми ладить. Кроме , наверное, меня. Хотя второй раз я бы в этой компании в поход не пошел.


10:15


Витя показал "крокус" - маленький желтый цветочек. Говорит - очень редкий, растет только в экологически чистой среде.


Идея: дать параллельно моему репортажу мартовский. Только об этом ему сказать только после похода.


11:05


Перешли речку вброд. Я, конечно, полез в воду, не зная броду. В самом глубоком месте - выше колен (казалось бы - мелко, но - течение!). С полной выкладкой! Ничего, не снесло. Витя, как обычно, начал выдвигать альтернативные места перехода. Да. Я еще полез в воду, сняв башмаки ("вибрамы"). "Только не босиком!" - девушки заявили. Пришлось снова обувать ботинки. Но они правы оказались: босиком по скользким булыжникам не пройдешь. Сейчас сушимся. Витя показал мне "рододендрон" - растению миллион лет, не меньше. У него листья типа как у моей "пальмы". Шум воды постоянный. Володя расклеился порядком. Сопли, кашель, уши обгорели... жалко смотреть.


12:30


Сижу один. Галя сказала, что "если кто желает, может идти сам, дорогу я покажу". Я заинтересовался. Показала она дорогу, ну, я и рад - побежал, как козел, напрямик к перевалу. В одном месте через камни скакал ну точно как козел! Думал все время о камнепаде - над головой скалы висят. Уже почти прошел эти скалы, а я все решал: надеть каску или не надевать. Все-таки решил не гусарствовать - надел. А все время, пока скакал, вертелось в голове "Береженого бог бережет" и еще рассказ Мартова о трепанации черепа. А ребята сейчас далеко внизу. Мне свистнули, чтобы подождал. Ну, я и сижу, жду. Загораю. В каске. Вот они, прямо подо мной. Я чувствую - будет выговор, за то, что иду без тропы. Но тропы ведь и нет! Шел без дороги. А дорога была внизу, вдоль реки, по долине. Так. Машут, чтобы я ниже спустился и обошел каменную гряду слева. Будет сделано. Хотя легче было бы не скакать по скалам, а вдоль реки дойти до перевала, а там - вверх. Ну ладно. Может, я самый умный?


13:20


Перешел водопад, оставил им записку: "Привет, ребята! Будьте внимательны и осторожны. Новиков" и время: "12:57". Прошел по склону еще метров триста и убедился, что надо было идти по равнине, вдоль реки и переходить ее только напротив перевала, и напротив перевала и подниматься. А мы, как бараны, идем по склону, стаптываем ботинки, жуем какую-то красную ягодку (Мартов, вижу, за ней наклоняется, а на самом деле таким образом отдыхает - лямки при наклоне не тянут плечи). Можно представить, насколько бы мы быстрее прошли по долине, чем по склону, без тропы (правда, есть тропы, бараньи, еле различимые).


14:52


Присел отдохнуть. Вдруг вижу Витин рюкзак, а потом и Витю самого. Крикнул ему, он увидел меня. Потом вышли к его месту остальные. Метров триста внизу меня. Витя поднялся ко мне. Остальные остались. Витя пришел. Я, как "матрасник", сижу, курю. Оказывается, они начали нервничать из-за того, что потеряли меня из виду. А что? Я тоже немного понервничал, когда видел, что их нет и нет. Оставшиеся внизу позвали на дневку. Пришлось спускаться. Там Лена и Мартов решили мне сделать выговор. Я вспылил, начал объяснять, что все сделал, как сказала Галя. А сейчас сожалею, что горячился. Лучше быть с выговором, чем доказывать свою правоту. Ладно, на будущее учту. А у Лены сегодня день рождения.


А идти одному - это здорово! Никто не слышит твоего загнанного дыхания, никто не сдерживает тебя. Я все песни Высоцкого перепел про горы во время этого подъема.


15:10


Покушали ветчину. Отличная штука! Попил воду из ручья. Вода точно снеговая. Вкус снега, точно. Это так естественно, но для меня это почему-то явилось открытием.


Мухи здесь не пугливые - можно брать их пальцами.


17:05


Ходил в разведку к перевалу. Без рюкзака. Это прелесть - гулять в горах без рюкзака. Хочу быть разведчиком! От того места, где ребята уже в мое отсутствие разбили бивуак, к перевалу можно идти, как душа положит. Я наверх шел по тому пути, по которому уже шел, когда меня возвратили, а спускался назад по правой стороне ручья, который переходил в 13:00. Забрался я ровно к снежнику. До седловины можно дойти, практически не ступая на снег, по камням. Заметил, что по камням идти легче, чем по снегу. Там, где я поднимался, трудно будет идти с рюкзаком. У подножия снежника, под большим камнем, нашел прошлогодние консервные банки, пустые, конечно. Там, где я поднимался, трудно будет идти с рюкзаком. У подножия снежника и перекурил, а окурок сигареты, имея в виду Витю, тщательно засыпал камнями. Поставил пару туров (я бы сказал - "маячков", но спросил сейчас Володю, как эти штуки называются и записал "туров"). Вообще, следую, стараюсь следовать, где возможно, Корнеге. Спросить совет, спросить непонятные вещи - людям нравится, когда у них спрашивают совета - они имеют возможность показать свою компетентность. И еще - пусть делают выговоры - этим они тоже показывают, что они не новички в этом деле и имеют опыт. Я им кричал с гребня (это было ребячеством, согласен), и можно же было им показать, что они слышат и видят меня: махнуть рукой, кому-нибудь встать и откликнуться - нет, ноль! Не получил сигнала ответного. Получил выговор: "Может, у тебя там сердечный приступ!". Витя только не делает выговоры. Я буду идиотом, если признаюсь, что в группе нет человека, который бы мне нравился - ведь ребята это прочитают и вполне возможно, что и я им не нравлюсь. Но в одном я им благодарен, и эта благодарность перекрывает все мои отрицательные эмоции - благодарен уже за то, что они меня сюда взяли. Здесь здорово. И здорово в любой группе. Кажется, я понял, я понял, зачем все эти чудаки лезут в горы, зачем им нужно все это. Я понял, или, вернее, догадался, когда лез в разведку (одному хорошо думается) - здесь ты утверждаешь себя. Ты убеждаешься, что вот это, вот этот перевал - ты можешь. И в обычной жизни ведь то же самое, и, по большому счету, не меньше возможностей утвердиться, а по еще большому счету, гораздо естественней для человека, утвердиться. Ведь в горах мы утверждаемся на уровне баранов - их кизяки встречаются везде на пути к перевалу - утверждаемся в физическом смысле (мол, не хуже баранов можем!). А в цивилизованном мире, пусть таком несовершенном, таком безумном, но все-таки социуме - там утверждаешься, надо утверждаться на другом уровне, который, может быть, повыше Эльбруса будет. Впрочем, достаточно резонерства. Здесь прекрасно. Только почаще вспоминать Корнеги, который, к слову, был мне так подозрителен при чтении его в Витебске. Но есть и еще правило: ко всему, в том числе и к Корнеги, относиться критически и творчески (жаль, что это правило стало звучать совсем банально).


Ой, хватит писать. Только одно замечание: сегодня, оказывается, не 12-е, а 11-е августа. Завтра будем брать перевал (Буревестник Южный - прим. ред.), а сегодня - день рождения Лены.


18:15


Раз уж случился такой облом с кинокамерой, надо будет использовать накопленную пленку и вот для чего: сделать фильм об "Идиоте.


18:45


Не помню, писал ли я о примусах наших. Витя накрывает их и стоящие на них кастрюльки куском стеклоткани. Стеклоткань, оказывается, не горит, защищает огонь от ветра и создает тепловой колпак вокруг кастрюль. Такой прием я не видел никогда и это здорово придумано.


20:00


Сюжет для картины (она у меня перед глазами сейчас): горы, внизу, в долине - селение, люди-точки, а над горами в небе - облака и на них, ко мне ногами лежит женщина. Облака круглистые, прогнутые немного под тяжестью тела ее. Женщина освещена закатным солнцем и она как бы светится - то ли реальность это, то ли женщина Бога.


Ужин был отменным. Всеобщее благодушие. Шутки милые.



12 августа


5:55


Проснулись с Витей в пять. Луна, редкие облака бегут в направлении Эльбруса.


Ночью снилось приятное. А перед глазами... перед сном мелькала в голове всякая дребедень. Спать очень неудобно - тесно. Хорошо хоть, что не холодно.


8:03


Собрались и сейчас выходим. Я надел шорты. Даешь перевал!


10:22


Подходим к гребню. Эльбрус всегда скрыт облаками. Ни разу еще я не видел его полностью открытым. Или я уже забыл? До гребня - 30 м. подъема.


Выглянула вершина Эльбруса.


10:32


Облака вокруг Эльбруса, как кольца Сатурна, и кажется даже, что они, облака, крутятся вокруг вершины.


10:55


Здесь огромные расстояния окидываются взором. На равнине не увидишь, сколько прошел за день. А здесь видно, сколько прошел за три дня. Все на ладони (если конечно, сверху смотреть). Скоро, Галя говорит, можно будет увидеть первый наш перевал. "Хотю-Тау", кажется, он называется, т.е. "Хочу Там".


12: 20


Поднялись в какую-то щель, но, кажется, не в ту. (Щель называется "Йошкар-Ола". Прим. ред.). Володя с Галей отправились в разведку. Хотя - вот они уже возвращаются, спускаются с гребня к нам.


14:30


Спускаемся с перевала. Половину спуска, наверное, прошли. Галя дала мне команду "Вперед", и я рванул. "По кочкам, по росе...".


20:25


Спустились с перевала. Непростой он был, если коротко говорить. Поужинали. Аппетит хороший. То, что готовим, кажется очень вкусным. Сегодня переходили речку шеренгой. Спичек нет. Осталось четыре огрызка спичечных, их я отыскал в карманах. Но и их бы не отыскал, если бы не потерял единственную (которую потом тоже нашел). Курю две сигареты в день. Завтра берем (попытаемся взять) еще один перевал - издалека он не показался мне легким. Многого я здесь не договариваю, да и - писать и думать нет никакого желания. Хорошо сегодня работали с Витей и Галей на спуске. Точнее, на второй половине спуска, когда закончился снежник. А по снежнику - одно удовольствие спускаться, как на лыжах. "Здесь вам не равнина, здесь климат иной..." - постоянно в голове во время спуска.


Стоит наша палатка в долине. Очень живописно стоит - на каком-то валуне. Рядом пасутся лошади и они не стреножены. Это красиво и романтично. Пахнет свободой. Но все относительно и свобода для лошадей ограничена если не веревкой, то двумя хребтами, возвышающимися по обе стороны долины. Адедендроны цветут. Попробовал перейти речку один, но Галя не позволила, и она права - ведь надо переводить и Лену. Пошли шеренгой. Так и моржом можно стать!



13 августа


7:30


Переночевали (спал прекрасно!) и уже собраны рюкзаки и мы готовы выполнять любой приказ командира. Сегодня случилась крупная неприятность - я шел и задел ногой кружку Мартова. Она упала. Очень было неудобно. Мартов великодушно простил мне эту оплошность (но сказал, чтобы я этот случай записал, что я и делаю).


Снились хорошие сны, Наташа, конечно. И один сон надо бы вспомнить. Кто-то кому-то что-то сказал, а я, услышав эти слова, горько расплакался. Слова эти не касались совсем меня, но сильно меня расстроили, т.к. были они свидетельством нравственного несовершенства человека.


8:30


"Не смотри так на солнце, а то оно закружится", - Витя. Вчера, во время нашего головокружительного спуска я подумал: кажется, я начинаю болеть. Болеть этими подъемами и спусками. Это азартная игра, это - как быстрая езда на мотоцикле, как горные лыжи.


Снял свитер, поменял штаны на шорты - у нас небольшой привальчик на солнышке.


10:45


Хотел спросить у Вити, что это за кратерообразный гребень недалеко от нашей стоянки. Воздержался, не спросил. А теперь, когда поднялся выше, вижу обратный склон этого гребня и, оказывается, что по этому склону течет ручей и подмывает сыпняк гребня, подтачивает его.


13:20


Забрались на перевал. Понимаю, что не стоит показывать свои эмоции. Витя сейчас знает, что был не прав. Но дело даже не в том, кто прав, а в том, что необходимо как можно меньше раздражаться.


Группа, которая нам встретилась на перевале, предупредила, что спуск будет нелегким. В группе семь человек. Хорошие ребята и девчата.


19:45


Спустились с одного перевала и уже поднялись наполовину к следующему. Этот подъем не просто дался: слазив на плато без рюкзака, налегке (в разведку послали), я не был уверен, что мы сможем туда забраться с рюкзаками. Была пара моментов, когда можно было загреметь вниз. Лена молодец! Даже Галя один раз заявила, что вряд ли сможет подняться, а Лена без особого испуга медленно но верно карабкалась и выкарабкалась. Но вот ради чего я открыл блокнот: вижу, как на моих глазах рождаются облака. Туман поднимается из глубокого котлована (туда, по словам Вити, падает высоким водопадом речка), недалеко от нас, а выше, уже на нашем уровне, ветер лохматит его, комкает и превращает в прекрасные, тучные, розовые от заходящего солнца облака и - вперед, на Эльбрус!



14 августа


8:00


Вчера, оказывается, было тринадцатое число, да к тому же - понедельник (это я узнал благодаря Витиному радиоприемничку). А я хотел, чтобы наш вчерашний подъем оказался легким!


Остается удивляться, что все обошлось благополучно. Лена поднялась!


До перевала осталось немного, снежник мы прошли, сейчас поднимемся по камням.


19:30


Сегодня мы спустились с перевала (Кичкинекол - прим. ред.). Как мы спускались - об этом немного позже. Сейчас - коротенькие замечания:


1. Жалко здешние березки - они кривенькие и невысокие. И стволы у них не белые, а серебристые.


2. Проходили кош - чабан у меня спросил, не видел ли я пять коз по пути, и я, дурной, ляпнул с испугу, что видел. Я, правда, видел одну козу, но ведь одну, а не пять! "А где?" Надо было придумывать. Начал что-то плести. А у местных жителей глаз пристальный, наверное, он понял, что я вру. Так и позавчера подошел карачаевец, спросил, есть ли среди нас курящие. И я сказал, что нету. Он посмотрел внимательно мне в глаза, ничего не сказал, только веточку, которую в руках держал, переломил надвое, бросил и пошел прочь. Наверное, понял. Что же это я так?


3. Недалеко от коша видел стадо, и в нем - козла. На козле - передничек из клеенки, перед половым членом, чтобы коз не трахал без хозяйского ведома.


4. Витя идет и рассказывает мне что-то, и машет перед моим носом ледорубом. Он хороший, Витя, только ему интеллигентности не хватает. У меня ее, может быть, еще меньше, но я - о Вите. Впрочем, он хороший парень. А о перевале, наверное, завтра. Завтра мы "днюем". Дневка - это отдых в течение дня, никаких перевалов.


20:40


На дневке соседствуем с литовцем. Он один путешествует, уже двенадцать дней в горах. Зовут его Линос. Типичный прибалт (насколько я знаю прибалтов). А место ночевки нашей, как и говорил Виктор, действительно прекрасно. Все, писать не могу, слишком темно, не помогает и свет костра, и ребята сидят рядом, в кости играют, говоря субъективно - мешают.


Интересные мысли приходят в голову, когда сидишь на шхельде. Видимо, в следующий раз, когда нужна заставит, надо захватывать с собой и этот блокнот.


20:45


Но мысли идут тем не менее: здесь мало кого интересует, чем человек занимается дома, на гражданке, так сказать. Людей интересует, откуда человек или группа, куда они идут, их маршрут. Но даже и то, откуда группа - спрашивается, скорее для того, чтобы разузнать откуда она идет, с какого перевала, и если маршруты совпадают, узнать, как там сейчас, как лучше подойти, где можно заночевать и т.п. Интересен сам человек. Определяешь, чего он стоит в горах.



15 августа


полдень (часов на руке нет - они в палатке, и точного времени не даю)


Позавтракали отменно: гречка с мысом (тушенка), чай с печеньем, с сахаром (сколько хочешь), со сгущенкой и орехами (орехами Линос угостил). Решили так: Володя с Леной завтра идут (или едут) до какого-то поселка, а мы в втроем идем на последний по маршруту перевал (мне нет нужды сейчас справляться об их названиях, т.к. все они (и коши тоже) указаны на карте, которую мне подарила Галя (и потом подходим к тому поселку, где они нас будут ждать). Таким образом мы выполним "двойку". Володя сильно ушиб коленку на четвертом и идти на следующие не может.


17:30


Сходил вниз, за турбазу "Узункол", покушал малинку. Правда, где была малинка, там росла и крапивка, и не получалось добра без худа. А еще я опасался змей, хотя мне говорили, что змеи на Кавказе не встречаются. Но, знаете: камни, солнце, кустарники - прямо-таки рай для пресмыкающихся - поневоле смотрелось под ноги. По пути попалось стадо овец. На одной из них на шее - колоколец. Избранная хозяином овца. Наверное, самая спокойная и благоразумная, раз ее выбрали быть сигнальной. Схема такая приходит на ум: хозяин - бог, овца с колокольчиком - наместник бога для овец. Тут есть о чем подумать.


Около 18:00


Видел сосенку, метра два высотой, растущую из середины пня умершей от старости сосны. Видел стволы поваленных сосен, с которых сошла кора, и видно, как они закручены в спираль (ветром?).


Завтра - последний перевал. А сегодня - грибной суп. Сердце уже полдня ноет.



17 августа


14:35


Вчера ничего не писал. Перевал мы с Галей (ходили вдвоем) не взяли - не нашли.


А сегодня пошли втроем: Витя, я и Линос. Линос повел той тропой, которой хотел идти и я, да Галя посчитала, что Ак-тюбе находится правее. Тут многое можно рассказать о том, как мы с ней искали этот перевал, да хочется сказать так: ....


А с Линосом совсем другое дело. На перевал мы от места стоянки взлетели за 3,5 часа. Побыли там часик (я поменял записки, пофотографировал, мы перекусили) и - назад. Спустились, вернее, сбежали за час с небольшим. Сейчас - в долине: Линос с Витей купаются и собираются еще грибов набрать на ужин.


Линос - это тот человек, которого я искал на Кавказе. Да, были еще ребята - те альпинисты, которые спускали нас с ледника. Вот с такими полазить в горах! О них еще нужно написать поподробнее. О том, как мы с Линосом спускались с Ак-тюбе, и о том, как альпинисты спускали нас с предыдущего перевала - незабываемо!



Следующий день


22:05


Он уже закончился. Мы - на ж/д вокзале Черкасска. Только один раз видел такой вокзал - в фильме "Город Зеро". Но - все по порядку. Утром после завтрака обнаружилось, что Витя решил остаться в горах и идти дальше вместе с Линосом. Мы разделили наши вещи соответственно принятым целям, попрощались (Линос! Вряд ли я забуду наш подъем и спуск с Ак тюбе!) и - вниз. Шли пять часов по речке, дошли до Хурзука, быстренько (скоро должен был подойти наш автобус) сбегали с Володей в местный магазин - с меня за две пачки сигарет (кубинских, по 20 коп.) содрали 1 руб. 40 коп. Купили килограмм пряников и два кило помидоров. Тут как раз наш автобус подъехал, до Карачаевска. Там я только успел сбегать в туалет - в автобус до Черкасска. Приехали сюда в 21-ом часу. На этом наше везение с автобусами закончилось. Отсюда поездов на море нет и завтра утром на автобусе - до Армавира. Оттуда можно будет уехать. Небольшое приключение с примусом скрасило наш тоскливый вечер на вокзале. Правда, пришлось ужинать всухомятку. Ехали на автобусах вдоль реки Кубань. Оказывается, мы дневали на одном из ее притоков, если не на самой Кубани. Ехали все время вниз и вниз. Я и не предполагал, что мы так высоко забрались! Воздух горный кончился, пыль и промышленные запахи говорят о том, что все закончилось. И небо. Небо такое же, как обычно. А какое небо в горах!


Сегодня - день свадьбы у братишки. А я здесь, на вокзале, среди каких-то люмпенов неизвестно что делаю. Галя - в углу, пытается уснуть на спальниках. Володя с Леной гуляют, а я пишу всякую ерунду.



Следующий день


13:07


Что это? На вокзале Армавира узнаю из самодельного плаката, что 15 августа погиб Виктор Цой. Как это связать с горами, с нашими гонками на перекладных поездах, с морем? И я индифферентно переношу это новость.



22 августа


утро


Я и Галя уезжаем 24-го. Матовым можно еще побыть на море, им на работу не надо. Счастливое детство!


У курортной жизни - свои законы. Никто не хочет работать для государства. В кафе, магазинах, на вокзале - все стараются урвать для себя. Когда это делают кооператоры - я понимаю - это естественно и не вызывает отрицательных эмоций. Но когда тебя явно, постоянно обманывают у кассы общественной столовой, или за прилавком государственного магазина, а в кассу железнодорожного вокзала суют конверты с деньгами - это неприятно. Хотя и это понятно. Скорее бы все перешло на рынок!


Поэтическое название городка - "Лазаревское" оказывается не столь поэтическим, когда узнаешь, что назван он так в честь какого-то Лазарева - не иначе как какого-нибудь деятеля времен коммунизма.


Звезды ночью в небе колеблются, как на ветру фонарики.


Вспоминаю Севастополь, волны прибоя - кажется, что был на другом море.


Вчера, прогуливаясь по лавкам кооперативщиков, очень захотелось все бросить, уехать домой и заняться там бизнесом.



22 августа


12:30


Нас оштрафовал местный участковый, на 10 руб., "за нарушение правил прописки". Но это - мелочи. Надо бы взяться за описание того нашего перевала, после которого мы не могли продолжить наше движение в полной мере. Ряд маячков поставлю хотя бы, чтобы не упустить, т.к. сейчас подробности писать не хочется:


1. Надо вспомнить словечко, которое выкрикивал один из альпинистов, что-то вроде "сматываемся" или "уходим" - не помню.


2. Как один из них закидывал страховочный карабин на кольцо ледоруба - с лета, с размаху.


3. Как они громко, грубо и отчетливо все прокрикивают друг другу, чтобы все было понятно.


4. Вместе с тем, как один из них, оставаясь внизу с Володей, не хотел четко сказать, что случилось, и как другой, наверху, выходил из себя, требуя ясности произошедшего, и как я ожидал худшего.


5. Как четко они работали (пришли ребята с пляжа - закончу на этом).


13:20


Все ушли в город. Я продолжу:


6. Как быстро они работали, словно спешили (так мне показалось, но, наверное, это их нормальный ритм работы).


7. Как радист выходил на связь, стоя на страховке рядом со мной.


8. Они "закрывали" второй разряд (альпинистский), только что взяли последнюю вершину и спускались.


9. Какие у них в лагере симпатичные, приятные девчонки.


10. К нашему приходу они сделали для нас кофе. Мы их угостили шоколадкой. Спасала нас группа из Тольятти. В лагере, кроме них, стояла группа из Куйбышева.


11. Как я, позабыв скинуть рюкзак, полез назад на снежник искать потерянные кошки.


12. Как чуть не потерял от пережитого волнения дар речи, пытаясь прокричать наверх, не видят ли они эти кошки.


13. Спуск Володи на полиэтилене.


14. "Загружай!" (веревку). "Веревка свободна".


15. Как пружинила веревка (как резиновая), когда я спускался по ней с ледника.


16. Как мысли о том, что там с Володей, уходили на второй план, когда нужно было думать о собственной безопасности, как нужно было эти мысли отгонять, чтобы не загреметь самому.


17. Как жизненно необходимо здесь говорить правду. (Вопрос: "Ты умеешь дюльфировать?")


Вечер того же дня.


Вполне возможно, и даже - более того - вероятно, что эти НЛО и гуманоиды, в них прилетающие к нам якобы из других цивилизаций, это, скорее всего наши же родные земляне, но только из будущего, путешествующие во времени.


20:20


Сегодня по одной удивительной способности памяти убедился, что можно вспомнить практически всю свою жизнь, в подробностях. Шел по улице и увидел торговку семечками. И вспомнил тут же маму, и себя, как мы ходили с ней на совхозное поле и рвали там круги подсолнечника, на семечки. Я бы это никогда не вспомнил, этот эпизод из своей жизни, если бы не эта сегодняшняя торговка. Хотя, возможно, что и другие бы вещи навели бы мост к этому эпизоду.


21:25


Стрекозы над снегом на перевале Ак-тюбе.


Уже три часа как дома, в Витебске. Закончились мытарства по вокзалам и поездам. Завтра - на работу.







главная страничка сайта / содержание "Идиота" №15 / авторы и их произведения