Б.Гал
без названия


Глава 1

Новогодний пень в игрушечном убранстве. Определенно, это сулило что-то нехорошее. Да и чашка чая под ним как дед Мороз. Пьяный мужик плясал вокруг елки с криком: "Даешь перестройку!" Зато Токарев со стенки смотрит на нас, как на идиотов. Из туалета раздавалось утробное мычание. Всеобщий маразм демократии запах народом. Запах в коридорчике стоял нестерпимый, и я истреблял его дезодорантом "Корсар". Пьяные мужики за стенкой несуразно мычали романс. Некстати вспомнилась фамилия "Гольдман", почему-то ассоциировавшаяся со словом "голый". Из разломанной шестиструнной доски идиот попытался извлечь звук. Чиркнула, зашуршала, сдавленно зашипела и, наконец, зажглась спичка. Внезапно пришедший сосед-шизик доказывал, что у него стоит. В горле горбом торчала проглоченная или недопроглоченная таблетка "Олиговита". Сложилось такое впечатление, что на Марсе тоже есть коммунисты. Настораживает немая покорность мыслей любой идее. Жаль, что из танка нельзя выплавить одноразовых шприцев; это лучше, чем велосипед. Шприца, выплавленного из одного танка, хватило бы, чтобы ввести всем больным годовую дозу лекарств. Почему идол Гоша прикрывает свои яйца: это не в его правилах. Над городом пролетала тарелка с надписью "Общепит", дергаясь и дико ржа, как пьяная кобыла. Разбитое зеркало веры кажется недосягаемым звездным небом. "И все-таки она вертится", - воскликнул мужик, восьмой раз бросая с балкона 13-го этажа магнитолу "Панасоник". Одному только белому козлу на шкафу хорошо. Только черному коту и не везет. Ужасно раздражает железный свет лампы. А жаль, что я не паровоз. Сволочи. Хорошо идти по площади Свободы мимо парка в два часа ночи в октябре. Почему вокруг так много проституток? Наши отношения прыгают, как кузнечики из-под сапога - веером. Все-таки шизики - это здорово, хоть и дураки. Я так хочу, чтобы лето не кончалось, хотя когда не кончается - это больно. Забудь последнее слово. Наглые рожи лезли со всех сторон, даже из расстегнутой ширинки. Среди грузчиков тоже есть поэты. И это печально. Мерило разума - собственная дурость. Собственно говоря, собственность - статья особая и, стало быть... Рвота заученными строчками. Карл Энгельс и Иосиф Ульянов... да, еще этот, как его... Владимир Виссарионович Горбачев. Серьга в ушах плюрализма. Серьга в одном ухе и две серьги в каждом - это тоже плюрализм. Игра в фанты с дурным народом. "ФАНТА" - опиум народа. Близится конец. Это приятно. Четверг. Четвертые сутки пылают станицы. Хочу жрать. Хотеть не стыдно. Бесконечная цель необузданных солидарностей. Солидол в мороженом - новая услуга для автолюбителей. Бей армян.



Глава 2

Ностальгические миазмы вызывали в душе игривые повизгивания. Захотелось немного секса. Оправа пересекала радужку точно посередине, прикрывая зрачок. Из открытой двери торчала ужасная морда совести. Четкий контур гитары на стене напоминал поперхнувшегося журавля. Лучше синицу - дешевле обойдется. "Мг-мг", - сказал Боря и стряхнул пепел на кровать. Кровать, обожженная, взвизгнула и удалилась. Кто-то сунул голову в тумбочку и кричал что-то невнятное, подергивая левой ногой. На ноге висела настольная лампа, но света почему-то не давала. Тапочка осторожно выползла из-под кровати, готовая в любой момент прыгнуть назад. В шкафу что-то отвратительно хрумкало, а недоеденное выплевывало прямо на пол. На зеленом холме два фиолетовых гуманоида соображали на троих с вахтером Кузмичом. Сука заплакала и удалилась прочь. За детство счастливое наше спасибо родная страна. За окном какие-то твари начали бомбесить и помпедурить жвалку. Зеленый кот с криком "Да здравствует!" скакал по клавишам. Отважный рояль стойко выдерживал испражнения. Не хочется, но придется, если придет и захочет. А гарсон в "фуфайке" брал за вход "рваные", запивая первачом. Череп щелкнул зубами м выплюнул клочок жевательной резинки. "Гума", - подумали проститутки. Не стоит, да и не стоит. Сволочь или импотент? Ни кем и ни чем. Желтая ворона жадно глодала сыр, завидев идущего навстречу дворника Горбачева. Не правда ли, забавно? Старый лоц, опять его еврейские штучки. Карл у Клары украл кораллы, но майор Пронин опять оказался на высоте. "Неужели Маркс у Цеткин", - подумал Вовочка. В песне "КЛАРА" Новиков создал яркий образ товарища Ильича - Цеткин. "Но самое главное - недорогая", - подумал Ильич. А вообще все это зря. Мужики затаились и ждали, когда придет призрак и кусачками перекусит цепь, сковывающую их за одно место. Под пальмой пьяный Пашка Памела Пьетро Перес де Пругильо пел ариозо Ленского голосом Владимира Преснякова-младшего или старшего. Где же Алла, она бы дала. Все хорошо, но не у всех. Все затаили дыхание - хорошо бы сходить в туалет. Каждому следовало бы знать это. В голову опять полезли проститутки. Кот снова прыгнул на клавиши и заиграл одной лапой "Со святыми упокой". В Индии, наверное, издох последний слон, обламывая в предсмертный час свой бивень о железный столб у храма. С потолка что-то капало, мутное и вонючее. Соседи разминаются красненьким. "Испражняемся, - подумал я. - А зачем?" В руках остался последний кусок вчерашней газеты. Они слишком похожи. Унитаз запел заунывно булькающую мелодию. И так восемь раз. "Неужели такое большое "очко", - подумал Мюллер. Я продолжал чувствовать запах, но точно знал: баба так пахнуть не может. Наверное, больна. С золотым на конце ободком. Утренние капли подтвердили мои прогнозы. Сука. Хотелось куда-то идти, но куда? Путь указывает партия. Ногу свела судорога и он заорал. Кирпичи падали с крыш, провозглашая свободу совести. Было темно и душно, и свечка капала прямо на спину. Не сыпь мне соль на рану. Из шкафа выпал труп и поднявшись сказал: "Добрый вечер". Моя песня недопетая. Ждать не было смысла. С маслом сейчас плохо, и с колбасой тоже. Что-то упало и покатилось. Захотелось увидеть живую крысу. Сигарета задымилась, загудела и вылетела в форточку. Минздрав СССР снова предупредил, рисуя образы одноразовых шприцев на сигаретах. И в это хотелось верить.



*

(продолжение, скорее всего, не следует)



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №21 / авторы и их произведения

boss bar нижний