Константин Грамотный

ПОЛЕТ ГАГАРИНА
В КОСМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
(рассказ)



Был я однажды в одном городе. И попросили меня там про Гагарина рассказать, потому как знали, что изучал этот вопрос. Ну, я пришел и говорю: Гагарин родился в таком-то году, в такой-то семье и решил он в космос лететь, потому что не находил себе места на земле, а только в космосе его место. Ну и тогда евоный председатель сельсовета подписал ему бумагу, чтоб он ехал в Москву учиться и потом в космос лететь. А перед тем как отправить его, так сказал: "Ты, Юра, как в космос пойдешь, махни рукой и скажи: "Поехали"; как это скажешь - знай, что я аккурат в этот момент 150 грамм хватанул, чтоб орбита твоя по намеченным целям шла, а потом по 100 гр. через каждые 20 минут полета за успех приземления твоего".

Ну, полетел Гагарин в космос, летит и думает: "Я первый космонавт Земли, и Ампфедий сейчас по 100 гр. через каждые 20 минут полета выпивает за результат приземления моего".

И вот летит Гагарин и решил показания приборов снять. И как снял, то выходит, что Ампфедий уже 350 гр. хватанул (150 как сказал "Поехали" и 2 раза через 20 минут). А в космическом корабле есть специальная бутылка, чтоб ее выпивать, если разгерметизация случится или другая авария, чтоб "легче удар судьбы переносить" - так прямо в космическом уставе и написано. А если без аварии, то её можно употреблять при приземлении, но это добровольно. А перед полетом Гагарин сказал Королеву: "Мне как первому космонавту Земли одну бутылку вместо аварии, а одну при приземлении". На том и порешили.

А Ампфедий в это время дома сидел - Гагарина по телевизору смотрел и каждые 20 минут остограмивался за успех приземления. И тут видит он, что у Юрия Алексеевича как-то лицо покосилось и так серое немного стало, а потом прошло и уже как нормальное было. Ампфедий тогда жене кричит: "Петропавловна, беги быстрей по 75 гр. выпьем, а то у Юры лицо сперва покосилось и потом серое стало, неси стакан быстрей!" Выпили, подзакусили и Гагарин как раз заулыбался. "Ну, Петропавловна, давай еще по 50 гр. - наш Алексеевич всю Вселенную освещает!"

- Хороша улыбка Гагаринская - сказала Петропавловна и налила себе 100 гр. - Эх, где молодость моя! Ты ж ведь знаешь - я 100 гр. выпиваю - на 10 лет молодею, мне до 17 лет одной бутылки хватает. Ну, давай!

Чокнулись, выпили.

А Гагарин тем временем на орбите тоже решил в честь победы нашей в битве космоса хватануть полстакана и Королеву по специальной связи говорит: "Альдесброс 1, альдесброс 1". А на их космическом языке это означает: "По 100 гр., в тайне от семьи и соседей". Ну, что ж делать, пришлось доставать Королеву бутылку, потому что нет в их космическом языке отказа на такое предложение. И в это время Генеральный нажал красную кнопку и изображение пропало (как бы это помеха на орбите), а они раз - по полстакана опрокинули. Нажал черную кнопку - и Гагарин в телевизоре еще чуть сморщенный - как бы от тяжести полета своего.

Проходит 20 минут и Ампфедий говорит: "Ну, Петропавловна, омолодимся сегодня, давай еще по сотке". Выпили, закусили.

А Юрий Алексеевич уже новые как бы данные сообщает: "Альдесброс 2, альдесброс 2" (они договорились с Королевым два раза команду повторять для устойчивости связи ихней). Красная кнопка, черная кнопка - и Гагарин в телевизоре еще чуть сморщенный (как бы тяжелый путь сейчас проходит). Петропавловна кричит в телевизор: "Юра, давай за безотказность систем твоих!" А он интуицией своей так почувствовал, что это за безопасность систем подачи топлива и тогда сообщает по спецсвязи: "Началась эксцессия". Это значит, что "давай за успех подачи топлива". А Генеральный подзабыл космический язык и думал, что это за безотказность полета его, так и выпили, не разобравшись.

Как раз время приземляться пришло. Королев кричит Гагарину: "Юра, держись за кресло, сейчас приземляться будем" и нажал зеленую кнопку - это значит "Приземление". Гагарин как в бездну провалился.

Очухался и кричит в скафандре своем: "Николай Иванович, Николай Иванович, (такой псевдоним у Королева был), меня в бездну бросило! Хорошо, что ты ремень к креслу придумал, а то я б завалился на бок - так и летел бы полполета. Ну, ладно, давай ещё по 75 гр. за непомутимость взгляда когда к наградам пойдем!"

- Ну, давай за непомутимость! - сказал Королев и дал знак, чтоб закуски подносили.

А Гагарин в это время об Землю приземлился и стекло в шлеме побил. Но перед тем как рапортовать, ему стекло поменяли, и на рапорт он уже в новом стекле шел. А в музее Гагарина выставили со старым стеклом, чтоб достоверность полета была. Оттого тогда народ и не знал, почему на рапорт он пошел с целым стеклом, а в музее уже побитое, думали, может после рапорта побил где. А Ампфедий с Петропавловной знали, как было, потому что перед тем как в музей идти работать, Юрий Алексеевич им письмо написал, где и рассказал основные черты полета своего. С этого письма я и лекцию свою построил в том городе. И мне за это 5 рублей заплатили, а я эти деньги в музей повесил, они висят между Гагариным и конем, который в поле повалился, когда ракета на Землю упала. Вот такая история была.


конец


главная страничка сайта / содержание "Идиота" №27 / авторы и их произведения