Игорь Высоцкий

СЕРДЦЕ ФАУРЫ

назад, в содержание повести

Глава 25

в которой автор продолжает готовить читателя к кульминационному моменту повествования.

- У меня всё время создается такое ощущение, что на острове, кроме нас, кто-то есть ещё, - заявил вдруг Борис Николаевич, после того, как над островом растворился последний аккорд скрипичного концерта Василия Погорелова.

- Не дури голову, Боря, - отмахнулся Леонид Николаевич. Братья сидели в беседке и похмелялись "Тархуном" со льдом, только что извлеченным из холодильника.

- А вот это - что по-твоему?! - Борис Николаевич указал пальцем на стол.

- Не понимаю тебя. Что ты имеешь в виду?

- Вот здесь, именно на этом месте, должен лежать крохотный кусочек пищи. Ведь за этим столом мы пировали, как только прилетели сюда. Ты помнишь, мы в тот день ели "сердце фауры"? Так вот, кусочек этого блюда выпал тогда у меня изо рта. Я очень хорошо это запомнил. Куда же он, по-твоему, делся?

- Может... птички?

- Да... О птичках я почему-то сразу не подумал... А они здесь есть?

- Наверно, есть... Правда, я не видел... Да успокойся ты, Боря. Кто ещё тут может быть, кроме нас?

Но Борис Николаевич не унимался.

- А вот! - закричал он, указывая на след босой ноги.

- Действительно... - согласился на этот раз Леонид Николаевич, накренив голову внимательно рассматривая дактилоскопию чьей-то стопы. Определив размер (оказался 42), он озабоченно посмотрел на брата и, в пользу присутствия на острове постороннего, высказал такое своё замечание: - И ведь столовых приборов на месте не оказалось...

- А крик! Помнишь, Леня?

- Помню-помню... Я его ещё не расслышал из-за того, что слаб на ухо... А вот, смотри! Ещё... - Леонид Николаевич указал на банку водоэмульсионной краски, - Кто-то открывал её!

- А вот и кисть! - подхватил Борис Николаевич, и тут же увидел исправления на транспаранте: - А! Вот зачем понадобилась краска! Кому-то не понравилось, как слово написано! Вот ведь хулиганьё! Лишь бы испортить!.. Хорошо ведь было написано... Да...тут явно кто-то похозяйничал... Может быть, Коля?

- Ги-не-та-ли-и, - прочитал Леонид Николаевич.

Потом произнес, как надо: - Ге-ни-та-ли-и... Проверочные слова - "гений", "Гениральный"... Правильно я говорю?.. Нет, думаю, не Коля. Он у меня неграмотный и вряд ли бы додумался исправлять то, что не им писано.

- Кто же тогда? Может... Карлович?..

- Так я же Коле сказал, чтоб он его - чики-чики!

- А вдруг он его - не чики-чики?

- Кто?! Коля?! Да что ты такое говоришь...

- Но больше и подумать-то не на кого...

- Ай, Борь, не дури ты мне голову. Чепуха всё это. Ты мне лучше скажи...

- Но, факты, Леня! Факты! Вот давай вызовем сюда Колю и спросим!..

В этот самый момент Коля, пошатываясь, вывалился из зарослей.

- А мы только-только тебя вспоминали, Николай, - объявил Леонид Николаевич.

- То-то меня икота разобрала. Никакого спасу нет. Ну как вы тут? Пъянствуете, смотрю.

- Пьянствуем. Налить тебе граммулечку?

У Коли засияли глаза от такого предложения, но Борис Николаевич яро запротестовал:

- Нет, нет! Ни в коем случае!.. - и тут же осекся. Когда его попросили объяснить - почему он возражает? что плохого в том, если Коля пригубит граммульку "Тархунчика"? - он не смог сказать ничего вразумительного в своё оправдание, но чтобы замять эту тему, вылил себе на голову свою рюмку и громко засмеялся. Потом предложил поиграть в прятки и принялся тыкать во всех по очереди пальцем, произнося считалку:

- Как-на-море-окияне-в-жопе-выросли-тюльпаны. Раз-два-три-четыре-пять-выходи-из-жопы-вон!..



Получилось, что вадить должен был Коля. Коля уткнулся своим мордоворотом в холодильник (и откуда, спрашивается, взялся?) и принялся считать, как было условлено, до двадцати. Братья же бросились врассыпную и вскоре притихли, каждый в своей канаве.

Довольно долго пришлось Леониду Николаевичу дожидаться, прежде чем его найдут. Он даже успел немного вздремнуть, а как только проснулся, так тут Коля его сразу и застукал. Леонид Николаевич и мысли не мог допустить, что пока он сидел в своем убежище, у Бориса Николаевича, который специально для этого и затеял игру в прятки, а посему особо и не прятался, с Колей возник целый диспут; и что Коля, поначалу категорично отвергавший буквально всё, что предлагал Борис Николаевич, мало-помалу стал с ним в конце концов кое в чем соглашаться, пока не согласился во всём окончательно; и тогда они пожали друг другу руки.

После имевшего место рукопожатия, игра продолжалась еще довольно долго.

- Раз, два, три... - Очередь вадить была - Леонида Николаевича. Он добросовестно досчитал до двадцати, предупредил: - Я иду искать. Кто не спрятался я не виноват. - и - пошел...

Видеть удаляющийся от острова аэрофургон он, разумеется, не мог, поскольку Коля пилотировал его с противоположной стороны острова. Что же касается сотрясения воздуха, возникшего при преодолении фургоном звукового барьера, то Леонид Николаевич в этот момент с удовлетворением отметил про себя, что взрывное устройство наконец-таки сработало, разметав, вероятно, могилу Крумлича, где бы она ни была и что бы собой ни представляла, в пух и прах.




В Н И М А Н И Е !
(рекламная пауза)

Автор имеет свой благотворительный предпринимательский счет в коммерческом банке "Двина" МФО 750801704 р/с 100715663 Средства со счета пойдут исключительно в помощь семье автора.
Делайте свои благотворительные взносы!





следующая глава



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №28 / авторы и их произведения

888 poker