Игорь Высоцкий

СЕРДЦЕ ФАУРЫ

назад, в содержание повести

Глава 7

в которой самым непристойным образом Леонид Николаевич злоупотребляет своим служебным положением

- Не надо... - кокетливо простонала Анфиса, совершенно, между тем, не противясь Васькиным объятиям. С крыши летнего музыкального павильона скучающим взглядом за ними наблюдал Коля. В свете изумрудного фонаря он видел две головы, лишенные всяких пышностей своих причесок, поскольку волосы были мокрые; а всё остальное - было мечущимся бесформенным безобразием, преломленным и искаженным толщью воды.

- Анфиса... - страстно прошептал Васька, ощущая своим позвоночником мокрую упругость её совершенного тела, - Я не знаю, что со мной происходит. Я попал в сказку и ты моя сказочная принцесса. Позволь мне быть твоим принцем. Я люблю тебя. Я хочу тебя...

- Трахать будешь, что ли? - с готовностью, но совершенно спокойно отозвалась девушка, - Может выйдем из воды, да я стану, как тебе поудобней будет?..

У Васьки отвалилась нижняя челюсть, его объятия разомкнулись, а от вожделения не осталось и следа.

- Куда ты? - потерянно позвала его девица, когда он, выбравшись из бассейна, направился в сторону лимузина.

- Я обманулся в тебе.

- Нет! Нет! - закричала Анфиса и в отчаяньи забарабанила руками по водной глади. Потом она выскочила из воды и, обогнав Ваську, подобрала свою и его одежду и бросила в бассейн.

- Зачем ты это сделала?

- Пусть поплавает.

- Что ты от меня хочешь?

- Палки. Одной только палки.

Васька недоуменно осмотрел девку с ног до головы. Её слова совершенно не вязались с её целомудренной внешностью.

- Я уже бог-весть сколько непокрытая хожу... - виновато пробормотала в своё оправдание Анфиса.

- Ну и что из того?..

- А ты чего-то телишься...

- Да пошла ты!..

Васька в сердцах сплюнул и пошел в бассейн вылавливать свои штаны. Ему стало нестерпимо стыдно за свою наготу. Плевать, что мокрые - лишь бы прикрыть свой срам. Уже застегивая ширинку, он заговорил вновь:

- Я, кажется, понял. Ты ведь победительница конкурса гармонии и очарования? Известно, чем там победу вышибают... Вот уж не мог предположить, что ты такая прошмандовка...

- Охладись, - Анфиса, отхлебнув глоток, протягивала Ваське бутылочку "Пепси".

- Я ведь голову из-за тебя потерял, - продолжал тот откровенный свой монолог, - Я все эти дни даже про Эвелину думать забыл... Любовь у меня к ней была, настоящая и долгая... А из-за тебя я предал эту свою любовь, отрекся от неё. Как я в тебе обманулся! Боже мой! Ведь ты мне показалась Ангелом во плоти!.. Кто бы мог подумать...

- Да я и есть - Ангел.

- ...что ты самая заурядная блядь?! Палки она, видите ли, хочет... Да я тебе сейчас!.. - Васька оглянулся по сторонам в поисках дубины поувесистей.

- Охладись, Василий, - Анфиса опять протягивала бутылку с "Пепси". Васька со злостью выхватил её из рук презренной девки и замахнулся, чтобы расквасить о белый камень парапета, но в последний миг, передумал и приложился к горлышку. Жажда его мучила неимоверная.

Коля, который всё это время взволнованно наблюдал с крыши музыкального павильона за происходящим, в тот момент, когда Васька приложился к бутылке, со вздохом облегчения откинулся навзничь. Его мало интересовали детали предстоящей интимной сцены, для него было важно то, что теперь она непременно состоится.

- Что это? - не понял Васька, когда стекло в дверце лимузина вдруг покрылось сеточкой трещин.

- Пуговка с твоей ширинки, - пояснила Анфиса, лучезарно улыбаясь.

В следующий момент мокрая ткань штанов, не выдержав напряжения, лопнула и сверкающее глянцем Васькино мужское достоинство вывалилось наружу. Ни слова больше не говоря, Анфиса стала раком.

Негодуя от злости и уже предчувствуя глумливое торжество искушения над его задыхающейся волей, Васька нашел всё же в себе мужество - прописать Анфисе достойного пинка в соблазнительный её зад; и та плюхнулась прямо в бассейн. Коля в недоумении поднял голову и некоторое время ничего не мог понять: Анфиса барахталась в воде и жутко материлась, Васька метался возле лимузина и выл от отчаянья и неподвластного ему искушения. Выбравшись из воды, Анфиса, словно разъяренная львица, бросилась на Ваську и тот, держась обеими руками за свой целеуказующий перст, пустился наутек. Забежав в музыкальный павильон - нечто наподобие стеклянного сарая, - он ухватился за дверную ручку и, удерживая её изо всех сил, показал сквозь стеклянную дверь Анфисе язык. Грязная совратительница принялась дергать дверь на себя с другой стороны - куда там! Силенок её было явно недостаточно. Тогда она закатила кверху глаза и, как показалось Ваське, произнесла какую-то молитву, после чего, как Васька только не пыжился, но Анфиса открыла дверь, взявшись за ручку одним пальчиком... А это Коля, свесившись сверху, приложил своё усилие.

Анфиса наступала. Пятясь назад, Васька наткнулся на стеллаж музыкальных инструментов, и дальше ему было отступать некуда, да и... зачем? Воля его была окончательно сломлена, его буквально лихорадило от желания испустить семя во мрачные глубины сугубо женской плоти и альтернативы у него никакой не было.

Акт был бурным и непродолжительным. Когда Васька иссяк, то обнаружил, что каким-то образом Анфиса оказалась на второй полке стеллажа с высоко задранными ногами. С ней происходило что-то невероятное, судя по всему, страсть в ней только-только разыгрывалась, и это была нечеловеческая страсть. Васька же, между тем, мало-помалу приходил в себя и каково же было его удивление, когда, наводя резкость на пульсирующие перед его взором кровоточащие гениталии и анализируя гамму своих ощущений, он вдруг осознал, что только что произвел акт дефлорации, что он был первым у этой, с позволения сказать, прынцессы...

- Ещё! - молила Анфиса, - Ещё чуть-чуть!..

Васька схватил первое, что подвернулось под руку - это оказалась скрипка в футляре - и, словно фехтовальщик, сделал выпад в сторону жаждущего внедрения органа. Предмет буквально провалился в бездонные недра, а вслед за ним и Васькина рука скрылась в тех же глубинах по самое плечо.

- Отпусти! Что ты делаешь?! - заорал Васька в диком отчаяньи, а из глубины стеллажей вытянулась чрезвычайно длинная длань и, вонзившись ногтями в спину несчастного, стала запихивать его в алчущую промежность.

- Ты не Анфиса! Кто ты?! Нет! Не-е-ет!!!... были последние Васькины слова, произнесенные в истошном крике, после чего он был проглочен полностью.




В Н И М А Н И Е !
(рекламная пауза)

Автор срочно нуждается в телефонизации своей квартиры. Лицам, осуществившим телефонизацию, предоставляется право звонить автору в любое время суток.



следующая глава




главная страничка сайта / архив номеров / авторы и их произведения / содержание  "Идиота"  №28
Смотрите stroypol64.ru стяжка пола цена.