Игорь Высоцкий

СЕРДЦЕ ФАУРЫ

назад, в содержание повести

Глава 8

в которой дотошный читатель отсылается к научным трудам Фридриха Карловича Крумлича

Леонид Николаевич, утомленный, но удовлетворенный вполне, полулежал в своем директорском кресле. Его широко расставленные ноги покоились на столе-аэродроме; руки, охваченные мелкой дрожью приходились пониже живота; их пальцы судорожно сжимали шприц, зверски вогнанный в собственную промежность...

Его сознание постепенно возвращалось из плоти деревянной женщины, столь непристойным образом поглотившей сотрудника Учреждения, во плоть Генерального директора этого Учреждения.

Только что погасло изображение голографического монитора, но мысленно Леонид Николаевич находился всё ещё там - в Водном парке Старого Города, в маленьком музыкальном павильончике. Пережитое пока ещё трудно поддавалось осмыслению, но одно было ясно: в чем-то он, Леонид Николаевич, дал маху. Но в чем?..

Первая его догадка была связана с ощущением инородного тела в паху. Когда Леонид Николаевич извлек из себя опорожненный шпиц, у него отвалилась нижняя челюсть. Ведь этот шприц со смертоносным вирусом "трипперСПИД-турбо" он должен был вложить в руки двойника секретарши, с тем, чтобы, спровоцировав Погорелова на половой акт, незаметно осуществить инъекцию препарата... В планы Леонида Николаевича никоим образом не входило поглощение будущего вирусоносителя, это случилось по той причине, что ситуация вышла из-под контроля. Предполагалось, что никаких осложнений не возникнет и тогда между управляемой им фаурой и Погореловым было бы достаточно самого запростецкого полового акта, который по идее мог бы произойти и сам собой, без какого либо участия и контроля с его стороны, если бы только не надо было делать укол... Но на всякий случай Босс перестраховался, а потом и переусердствовал. Перестраховался не зря. Даже бутылочка "Пепси-биг" - и та пригодилась. А вот переусердствовал - это, конечно...

И тут он снова обнаружил в своих руках этот злополучный шприц, и его сердце заколотилось сильней, почуяв неумолимое приближение смерти. Господи! И зачем он выдумывал столь сложный и столь путаный план?

Неужели нельзя было просто обязать Погорелова пройти медосмотр, а самому переодеться медбратом и сделать этот злосчастный укол... "Вот! - подумал Леонид Николаевич, - какая прекрасная идея!"

Босс снял ноги со стола, уселся поудобнее в кресле. "Итак, первый пункт операции "Зайцы" с треском провалился, " - заключил он и поставил в своем перекидном календаре галочку и время: 00.35

Потом он долго сидел неподвижно и заново переживал минуты страсти. В конце концов он пришел к выводу, что в любом случае вряд ли что мог с собой сделать, ибо ситуация действительно полностью вышла из-под контроля и ею руководил один только оргазм. "Что же дальше?" - над этим вопросом пришлось здорово поломать голову, до тех самых пор, пока Коля не доложил о своем прибытии в бокс.

- Вот. Тяжеленная, падла. Бля-буду, таких раньше не попадалось, - озадаченно произнес Коля, распахивая перед Боссом дверцу грузового отсека аэрофургона. На полу фургона покоилась бесформенная туша фауры, еще совсем недавно являвшая собой точную копию секретарши, управляемую волей Леонида Николаевича. Коля переживал: - А куда делся Погорелов - понятия не имею. Прямо сквозь землю провалился...

Леониду Николаевичу даже понравился такой оборот событий. "Что ж, - подумал он, - это даже к лучшему."

- Он нам и не нужен, этот Погорелов, - успокоил Колю Босс. Он своё дело сделал, и пусть, как говорится, живет.

- Но Вы же говорили, что главное, чтоб я ЕГО доставил Вам после случки!

- Видишь ли, в чем дело, Колo... Наука - это вещь довольно сложная; и иногда бывает необходимо чем-то жертвовать... Ну да ладно. Не будем терять времени на пустую болтовню. Сейчас вот что: опечатай свой фургон, возьми другой и быстренько сгоняй за Борисом Николаевичем, он предупрежден и у себя в особнячке дожидается. Добро?

- Будет сделано, Леонид Николаевич.


Когда вслед за летательным аппаратом, в котором удалился по заданию Коля, сомкнулись створки потолка, Леонид Николаевич извлек из кармана руку - в ней оказалось взрывное устройство. Запрограммировав его несколькими лихорадочными нажатиями кнопок, и поместив сквозь вентиляционные жалюзи на баллон катализатора опечатанного фургона, Леонид Николаевич мысленно поставил в своем перекидном календаре вторую галочку и тут же засомневался, пеняя на старческий склероз: не спутал ли он чего. У него появились все основания полагать, что установка взрывного устройства на аэрофургон должна быть восьмым или девятым пунктом его хитроумного плана, да и то лишь в том случае, если бы первый пункт был удачно претворен в жизнь. А так, что получается... Ерунда какая-то...

Вдобавок ко всему у него совершенно выскочило из головы: на какой алгоритм он запрограммировал взрывное устройство. И где теперь гарантии того, что фургон не взорвется при взлете... или даже прямо сейчас, разметав при этом весь верхний бокс?..

Ну конечно! Колю следует убирать в числе последних "зайцев"! Ведь в противном случае нужно будет привлекать еще одного пилота для доставки на остров всей прочей мафии - "нашей команды". А кто, как не Коля, сможет это сделать?!.. Ведь даже сам он, Леонид Николаевич Бобр, полновластный хозяин райского океанского островка, не смог бы добраться туда самостоятельно... Без Коли...

Поколебавшись минуту-другую, Леонид Николаевич попытался извлечь взрывное устройство, но оно соскользнуло с баллона, проехало по изгибу внутренней стороны обшивки и где-то там упокоилось - под хитросплетениями трубок, клапанов и картеров. Леонид Николаевич засунул руку насколько смог, но не доставал даже до этих хитросплетений.

Створки потолка разошлись и невдалеке от опечатанного аэрофургона, возле которого копошился Леонид Николаевич, сел посланный за братом. Рука же Леонида Николаевича застряла между створок.

- Сам не спишь, и людям не даешь, - зашумел на него Борис Николаевич, выбираясь из фургона.

- Что-нибудь случилось? - поспешил на помощь Коля.

- Да вот, рука застряла... - Леонид Николаевич дернул её изо всех сил и, наконец, освободил ценою нескольких ссадин.

- Вы... Уронили туда что-нибудь?.. - побеспокоился Коля.

- Калькулятор...

- Ну так я Вам его сейчас достану...

- Не надо!.. Потом. Сейчас некогда.

- У Вас какой был калькулятор?

- Допотопный. "Электроника-МК51". Мне он больше не понадобится. Я вообще на логарифмической линейке считаю.

- Вы не беспокойтесь. Я Вам его все равно сейчас достану. Это займет не больше пяти минут.

Леонид Николаевич от досады покраснел. Нужно было срочно чем-то озадачить хлопца.

- Значит так, Коля. Немедленно дуй в подвальные лаборатории и отыщи там Фридриха Карловича.

- Так ведь, ночь!..

- Он мне нужен срочно. О'кей?

- Попробую...

Коля пожал плечами и ушел.

- Ну так что, Боря, делать-то будем? - увлекая за собой брата, тяжело вздохнул Леонид Николаевич.

- В эти выходные? У меня по плану как всегда пикник...

- Забудь, Боря, эти пикники на океанском ландшафте. Забудь раз и навсегда. Я тебя, собственно, затем и позвал, чтобы расставить все точки над i.

- Лучшего времени ты, конечно, не нашел...

- Не нашел, Боря. Не нашел. Пойдем ко мне в кабинет и я тебе кой-что покажу.

Пока шли, Леонид Николаевич напряженно думал: "Вот, ведь, какая ерундистика получается! Боря этот еще на мою голову свалился..."

Зашли в кабинет. Сели. Помолчали.

- Ты мне что-то обещал показать, - напомнил Борис Николаевич.

Леонид Николаевич встал и заходил по кабинету.

- Я тебе сейчас покажу, где раки зимуют! - заговорил он вдруг несдержанно. - У тебя ещё детство в жопе играет! Пикники тебе нужны? Да?! А вот это видал?! - последовала комбинация из двух рук, - Видал?!

- Ты мне именно это и хотел показать?

- Не хами старшему брату! Ты что, не понимаешь, что это конец?!

- Нет, Лень, не понимаю. Показываешь мне кулак, а говоришь, что это конец...

- Завтра, Боря! Завтра нам всем придет конец!

- И что тебя побудило так думать? Уж не тот ли печальный факт, о котором ты мне давече сообщил?

- Вот! - и Леонид Николаевич швырнул в лицо брату мятый клочок бумаги, расправив который тот прочитал, кривляясь:

- "Дорогой Леонид Николаевич! Спешу уведомить Вас из самых дружелюбных побуждений в следующем... Из надежных осведомительских источников стало известно о том, что в ночь с 22 на 23 августа сего года готовится вооруженный переворот с целью смены правительства. Заговорщикам известно, в частности, об особого рода развлечениях, которыми некоторые из нас позволяют себе баловаться. Эта информация будет использована ими как одна из статей мотивации неугодности существующего правительства. Кое-что уже начало просачиваться в информационную компьютерную сеть, полагаю, об этом Вам уже известно. В этой связи Вам, как хозяину всей этой богадельни, грозит разоблачение и наказание, которое, надо полагать, будет незавидным. Наша команда, посовещавшись на сей счет, в любом случае умывает руки; у каждого из нас имеются надежные алиби на все случаи жизни. Вероятней всего, всё будет подстроено так, что Вам придется расхлебывать всю эту кашу одному. С Вашим многоуважаемым братом.

Настойчиво рекомендую насчет персоналий нашей команды держать язык за зубами. В случае, если заговор всё же не будет приведен в исполнение, наша команда планирует посетить остров в последние выходные августа и не теряет надежды, что так оно и будет. С уважением.

Подпись (неразборчиво)."

- Ну и что на это скажешь? - вопросил Леонид Николаевич.

- Н-да... - произнес брат. А после некоторой паузы поинтересовался:

- Так у тебя точно: не стоит?

Леонид Николаевич в изнеможении плюхнулся в своё кресло.

- Сегодня какое число?

- Двадцать второе... точнее - уже двадцать третье.

- Ты понимаешь, что сейчас за нами придут?

- Так вот зачем ты меня позвал!

- Нет, Боря, не за этим. Я разработал план и приступил к его осуществлению. - Леонид Николаевич указал на страничку календаря. - Пункт первый: Инфицирование вирусоносителя. Вот галочка и время. Будем считать - выполнено. Пункт второй: внедрение вирусоносителя на остров. Галочки почему-то нет... Странно...

- А зачем?

- Не понимаешь? Поясню... Этот вирусоноситель половой монстр. Он должен в течении нескольких дней заразить всех островных девок...

- Чем?

- ТрипперСПИДом-турбо. Действует безотказно. Потом туда прилетает на пикник вся эта шайка-лейка и тоже заражается!

- Чем?

- Тем же трипперСПИДом-турбо!

- Но ведь... Переворот...

- А они всё равно туда рано или поздно полетят!

- А я?..

- А для тебя я сделаю индивидуальную девку, прямо на твоём огороде.

- И что, тоже заразишь её этим трипперСПИДом-турбо?

- Зачем?

- Ну бог тебя знает...

- Нет. Совершенно здоровую фауру. Только тебе её надо будет посадить в теплице специальной, чтоб глаза людям не мозолила.

- Ну... Хороший план... И какая роль в нем отводится мне?

- Тебе?.. - Леонид Николаевич задумался. А думал он о том, что в Кремле сейчас, поди, дворцовый переворот в полном разгаре, и того гляди - в его кабинет гегемоны вломятся. А он тут сидит и бездействует...

Вдруг Леонид Николаевич аж привстал в своем кресле:

- Браток, ты прости пожалуйста. Подожди несколько минут в приемной, мне тут срочно надо одно дельце провернуть. У меня уже голова кругом идет от этих дел. Только несколько минут, браток...

Леонид Николаевич выдворил из кабинета брата и, запершись изнутри, приложил к двери ухо. Но что можно было услышать за двойной дверью?..

- Ага, - интригуя сам себя, сказал Леонид Николаевич и на цыпочках пересек свой кабинет. Едва он прикоснулся к золоченой раме портрета лысого мужика, как раздался зуммер, который заставил и без того слабое старческое сердце колотиться в два раза чаще. На связь вышел Коля:

- Леонид Николаевич, я что-то нигде не найду Крумлича. Может, он домой ушел?

- Ищи, Коля. Пока не найдешь, ищи. Тут потом нужно будет свинцовую защиту перекладывать...

- В смысле?

- Ну ящики со свинцом из одного конца коридора в другой перетаскивать. Так что лучше ищи.

- У меня уже давно рабочий день закончился...

- Николай... Что за разговоры такие...

- Леонид Николаевич! Почему все в шесть кончают и домой уходят, а у меня - ни выходных, ни проходных!

- Коля, Коля!.. Это не телефонный разговор... - взгляд Леонида Николаевича упал на страничку календаря, на которой против пункта первого стояла галочка. - Коля, мне сейчас некогда, перезвони во второй половине дня.

- Что?!

- Ядрить-растудыть! Ты меня запутал совсем. Вот что: прекрати эти разговоры! Прекрати! И чтоб я больше не слышал! - и трубка брякнулась на аппарат.


Отдышавшись после сиюминутного гнева, Леонид Николаевич сдвинул по направляющим в сторону портрет лысого мужика, обнаружив тем самым зияющее в стене отверстие; вскарабкался на спинку своего кресла и перевалился во тьму. Крохотная кабинка лифта доставила Босса в самые таинственные глубины Учреждения, о существовании которых не мог знать никто, кроме его самого. Эти сверхсекретные глубины состояли всего-навсего из двух достаточно просторных комнат, хорошо освещенных и вентилируемых. Первая, сквозь отверстие в потолке которой приехал в крохотной кабинке хозяин, имела грунтовый пол, разбитый на многочисленные грядки. На грядках росли фауры, а точнее - не фауры, а лишь одно растительное начало этих удивительных и многоликих существ, причем не такое, как можно было встретить в прочих оранжереях и лабораториях Учреждения, а особенное. Это растение было ни что иное, как результат многолетнего селекционного отбора для одной из самых дерзких идей Крумлича, впрочем, похороненной им же самим из соображений гуманности. Идея состояла в возможности скрещивания с растением человека, причем Фридрих Карлович предполагал скрещивание в данном контексте именно женщины. В результате, по его мнению, должно было получиться нечто вроде новой эры для человечества, ибо новый вид женщины - женщины-дома - рано или поздно должен был бы положить конец технократическому пути развития земной цивилизации. Фридрих Карлович написал не один научный труд на эту тему, но в конце концов, нашел в себе мужество признать несостоятельность идеи, бесспорно уничижающей женщину как личность, как человека. С позиции мужчины в этой идее что-то есть. Леонид Николаевич в своё время был полноценным мужчиной и не смог удержаться от соблазна попробовать: что же из этого получится, тем более, что у Крумлича уже было всё на мази. Под шумок он спер из лаборатории Крумлича подготовленное для подобной цели растение и осуществил то, на что сам Крумлич так и не решился. В качестве подопытной особи для эксперимента он взял тогдашнюю Колину бабенку, подстроив всё так, что у того сложилась иллюзия, будто с ней тогда произошел такой, вот, чудовищный несчастный случай...

Босс подошел к одному из растений Крумлича и стал напротив. Растение тотчас потянулось вверх, завибрировало и задрожало, будто в лихорадке, но через несколько секунд обрело полную внешнюю идентичность с самим Боссом. "Созрело, " - удовлетворенно отметил про себя Босс. В руке он держал поднятый только что с земли топор - огромный, весь в запекшейся крови. Он уже замахнулся им, чтобы секануть свою копию - под самый корень - и отправить своего двойника наверх - расхлёбывать заваренную им кашу - а самому улечься спать в соседней комнате рядом с новенькой, такой хорошенькой и юной секретаршей...


Именно таким образом он совсем недавно изготовил двойника Анфисы, прибегнув, однако, для того, чтобы управлять им на расстоянии, к весьма хитроумному приёму: прежде чем выставить девушку для экспонирования перед растением Крумлича, один лишь окровавленный корешок которого торчал теперь на соседней грядке, он налил ей сильного приворотного снадобья, а затем осуществил психовторжение в её сознание, иными словами, погрузил её в глубочайший гипноз, сделал из неё послушницу и рабыню, управляемую при помощи мысли на расстоянии. Всё остальное - дело техники...


Вздохнув, Босс опустил топор, отбросил его в сторону и отошел от своего растительного двойника. Тот постепенно стал оплывать и съеживаться, словно из него выпустили воздух. Однако, продемонстрированные только что растением Крумлича возможности - это отнюдь не главное, на что они были способны, и для чего были выведены. Это, если можно так выразиться, их побочный эффект, совершенно случайно однажды обнаруженный Леонидом Николаевичем. Самое поразительное, что на корню растение не сохраняет долго скопированных непременно с живых организмов форм; стоит же его в момент экспонирования срубить, как оно тут же начинает самостоятельную жизнь, недолгую, впрочем, пока не завянет.

"Чего хочу?" - задал Леонид Николаевич сам себе вопрос и, не найдя на него ответа, открыл ключом дверь в соседнюю комнату.


следующая глава




главная страничка сайта / содержание "Идиота" №28 / авторы и их произведения

программа eset smart security