Виктория РАВИНСКАЯ

ПРИВЕТ

р а с с к а з

Здесь очень яркий свет. Мучительно яркий. Глазам больно. Странно, боль я чувствую в голове, а глаза мои на потолке. Сверху я вижу свое тело, лежащее на длинном, высоком столе, сохранившем присутствие бывшего здесь до меня трупа (какое мерзкое слово!). Скоро ко мне подойдет вон тот человек в нечистом халате и разрежет мою неживую уже плоть. Очень противное чувство засело где-то в желудке. Не то стыд за свою наготу, не то подобие страха перед скальпелем. Этот человек будет искать в моих внутренностях причину моей смерти. Глупо, ее там нет.

Я прекрасно помню тот момент, когда вдруг стала умирать.

Темнота комнаты мягко окутывала меня. В ней я была, как в коконе. Я закрыла глаза, давая возможность сну войти в мой мозг. Приближалась та блаженная минута, когда желтые ниточки затейливых узоров, медленно колышущиеся во влаге моих глаз, обретут определенность, и я увижу завтрашний день. Всегда в моей жизни было так. Сначала ночью во сне я видела будущий день, а утром это видение материализовывалось в мою жизнь. Получалось, что я дважды проживала одни и те же события. В ту секунду, когда в мое тело ощутимо уже вползал сон, я увидела мускулистого парня. Он улыбался дружелюбно-снисходительно. Как будто я была тяжело больна. В голове поползло: "Это уже сон?" Парень положил руку на мой лоб. Рука была холодная и влажная, как лапка лягушки. Странно, что это не вызвало у меня никакой гадливости. Он начал говорить, словно печатать на моем мозге. Именно так я воспринимала его речь - по буквам. Буквы были разной величины. Когда парень слегка повышал голос, они вырастали. Голос чуть ниже - буква уменьшалась. Он произносил слова очень буднично. Поэтому ничто не настораживало.

- Привет. Стрнно, что пришлось придти за тобой так рано. Это не страшно.

Мне жутко захотелось ему понравиться. Я почему-то знала, что это очень важно. Как на экзамене у незнакомого экзаменатора. Но тут же стало неудобно. Он угадал мое намерение. Снова улыбнулся, теперь снисходительно, как сумашедшей. Мне подумалось: "Наглость какая. В моем сне так со мной обращается."

- Не будь глупее, чем на самом деле, - парень стал серьезен.

Я почувствовала, что сейчас будет сказано нечто важное и напряглась.

- Продумай, что тебе нужно собрать. Не торопись. Но И не откладывай в долгий ящик. Твое время теперь мое. Я ждать не люблю.

рис. Виктории Коляда

Он убрал руку с моего лба. Но холодная влага осталась. Он не растворился, как это бывает в снах, а отошел куда-то в сторону и его не стало видно. И пошел дождь. Я слышала, как крупные капли разбиваются о пол, чувствовала, как они стекают по лицу. С закрытыми глазами включила бра у себя над головой. Только после этого открыла глаза. Вся комната казалась вспотевшей. Капельки воды свисали с полок, блестели маленькими пятнышками на полу. Я дотронулась до лица. Посмотрела на мокрую руку. Обыкновенная вода. Правда, испарялась гораздо быстрее обычной. И не оставляла после себя следа. Неужели такая чистая? Именно чистота воды удивила меня в первую очередь. Чуть погодя вспыхнула мысль: "Но откуда? И что это значит? Куда я должна собираться?"

Если допустить, что это предупреждение о смерти (не знаю, почему подумалось сразу об этом), то слишком буднично говорил этот парень. Кроме того, я была приучена представлять себе смерть скелетом с косой. Атлетического сложения молодой человек с этим образом не вязался никак. Я решила так, как, наверное, решил бы на моем месте любой другой. Все это мне приснилось и может означать только скорый отъезд.

Утро не отличалось от всех других. Было таким же неприятным, как всегда. За завтраком я случайно глянула на свою руку и присвистнула от удивления. Накануне обломала ноготь на мизинце чуть не под корень. А сегодня он отрос почти до первоначальной длины. Ногти на других пальцах были, как когти. Даже я, приверженка маникюра в стиле "вамп", ужаснулась. Объяснить я ничего себе не могла. Отчетливо вспомнилась почему-то снисходительная улыбка ночного парня. Лоб увлажнился и похолодел. Быстро подпилив ногти до нормальной длины, я побежала по дневным делам.

Ногти были первым признаком. Потом я начала замечать, что так же неестественно быстро растут волосы. Но самым странным было чувствовать, как медленно в клетки тела вползает нечто чуждое. Ощущение было такое, как будто в меня проникает космический холод. Но при этом никакого дискомфорта. Менялась моя суть. Постепенно смерть вытесняла жизнь. Причем совершенно безболезненно и очень естественно, не пугая.

Внешне я нисколько не изменилась. Все изменения происходили внутри. Генератором смерти стал мой мозг. Он рассылал смертельные импульсы по организму. И он же фиксировал перемены в моем состоянии. Все чаще я стала ловить себя на том, что ничего не хочу. Абсолютно ничего. Это абсолютное нежелание чего-либо было, как бездонная яма. Я падала в нее все глубже и глубже. Теперь я все делала автоматически. Автоматически ела, спала, выходила на улицу прогуляться... Я утратила способность видеть сны, что некоторое время немного расстраивало. Но потом и это перестало иметь значение. Даже с каким-то идиотским азартом я отмечала признаки новой своей жизни, которая была смертью.

Я ждала полного ухода без всякого страха. И вообще без эмоций. Не торопила события. Просто знала, что в один прекрасный день...

Сегодня утром я встала, собралась и пошла прогуляться. Шла по улицам, чувствуя, что не принадлежу более к живым. Живые суетились, в их глазах были страсти, мысли. Мои глаза были уже другими. В какой-то момент я придумала сесть в автобус и проехать несколько остановок. Не знаю, зачем. Просто так. Автобус был почти пустой. Я заняла свободное сиденье. Напротив меня смотрела в окно чистенькая крепенькая старушка. Потом она повернула голову. Наши взгляды встретились. Старушка ойкнула испуганно, быстренько сложила пальцы щепотью и как-то нелепо, словно понарошку, перекрестила меня. Я поняла, что это значит, и поспешила выйти на следующей остановке.

Дома я посмотрела на себя в зеркало, убедилась, что выгляжу не хуже, чем обычно. Вдруг захотелось стать ослепительно красивой. Это удивило. В первую очередь потому, что ЧЕГО-ТО захотелось. Я думала, что полностью избавилась от каких бы то ни было желаний.

Я расчесалась, зачем-то вымыла руки и легла на пол в своей комнате. Было спокойно, как в истоме. Только где-то под сердцем застряла тоненькая иголочка. Но ее уколы были почти незаметны. Я закрыла глаза. Через некоторое время появился ночной парень. Я нисколько не удивилась. Я его ждала. Он улыбался иначе - приветливо. Мы теперь были с ним единое целое. Так мне казалось. Последние капельки жизни начали испаряться. Вдруг я поняла, что за иголочка мешает полному покою. Мгновенно в голове поползло: "Не хочу..." Парень улыбался. Я открыла рот, чтобы крикнуть, но получилось жалобно и пискляво: "Не-е хо-о-чу-у". Поздно.

Сейчас ко мне подойдет человек со скальпелем. Будет искать у меня внутри причину моей смерти. Да, она там. Моя смерть в моем мировосприятии. Едва ли это можно увидеть...



к о н е ц



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №30 / авторы и их произведения