Людмила Клемят
cтихотворения


* * *

Хочу псевдоним "Милосская",
Как будто бы я Венера
Высокая, стройная, броская,
Божественная и неверная.

Но гонят с Олимпажители
И рвутся последние кеды,
И где уж быть обворожительной,
Когда бог красивости не дал?

Не смейтесь так саркастически!
Я все равно всё сумею
И чем-нибудь венерическим
Нарочно сама заболею.

Да что та Венере? Ну голая...
Я тоже могу раздеться.
Плевать, что кривая и кволая,
Зато - золотое сердце.

Зато меня любят деревья,
Балконы и кошки блохастые,
Зато я божественно левая,
Зато я божественно счастлива.

Зато я дымлю папиросками,
И пью за любовь - без меры.
Я, в общем-то, очень Милосская,
И даже немного Венера.



* * *

А я расплескалась...
Смеялась, смеялась,
Рыдала, рыдала -
И вся расплескалась.
Но что-то осталось,
Зачем же так мало?
За кем же рыдала,
Сорвав с пьедестала?

Но что-то осталось
Метаться по комнате
Неслышно, как жалость
К телу покойника
Не слыша, как жалось
К огромному малое,
И вдруг разломалось
И всё разломало.
Чего-то не стало,
Но жизнь - одеяло
Немое, как жало
Обвислого пса
Со змеиным оскалом.

И я намарала
Насущную малость,
Что вся расплескалась,
Но что-то - осталось?..



* * *

Ненаглядная, неповторимая,
Мне никто этих слов не скажет.
Только шепчут мне: "Ты красивая"
Ледяные зеркальные стражи.

Да, красивая! Только брошенная,
Или, может быть, просто потерянная,
И я счастлива, хоть и тошно мне
От чужих звонков в мои двери.

Впрочем, всё это - дело мелкое.
Хоть болят порезы и ссадины,
Я одна стою перед зеркалом,
Как молитву шепчу: "Ненаглядная".



* * *

Посвящается Янке Ширяевой


Нам дарили бескрылый полет,
Мы его разменяли
Этот ветер кого-то ждет,
Но - меня ли?

Письма плачущие на снегу...
Их транслирует почта.
Я тебя прочитать не смогу.
Попадание в точку.

Распадение на облака,
Выпаденье осадков.
И рисунок не вытерт, пока
Плоды сладки.

Твое кресло почувствует ложь -
Ножки шатки.
Все ты врешь, что на улице дождь -
Это просто осадки.



* * *

Хорошо в моем дурдоме -
Две зеленые стены.
Я больная пятый номер,
У меня в глазах слоны.

Вместо ног текут бутылки,
Вместо рук висит доска,
В голове - чулан-копилка,
Только в копчике тоска.

Я его и так, и эдак,
И на минус, и на плюс,
Третий год не ем таблеток -
Тараканами лечусь.

Я сплошной несчастный случай,
Катастрофа и бардак,
Приходи меня помучить
Друг, товарищ и дурак.

Заварю тебе котлеты,
И нажарю молока.
Неужели больше нету
Вот такого дурака?



* * *

Каждый вечер есть цель - дожить до утра,
А на утро мечта - пережить этот день,
Есть и цель, и мечта, значит - жизнь хороша.
И занятие есть - я глотаю сирень.

Ровно пять лепестков, значит, можно прожить,
Хоть и дарит мне Май за обломом облом.
Деньги есть. Хорошо. Можно водки купить.
И чтоб всё было в кайф, закусить лепестком.

И взобраться на крышу, опять закурить,
Пару новых стишков, может быть, намарать.
Ровно пять лепестков. Хорошо. Будем жить.
Дотяну, доживу, пережду... Ровно пять.



* * *

Докурю и выброшу пачку,
Смачно плюну в веселые лица.
Я не комнатная собачка,
Я волчица, я злая волчица.

Досмотрю и вырублю память,
И задамся целью напиться.
Вы играйте себе со щенками,
Не ищите любви волчицы.

А в загонах стонут овечки -
Из-за миленьких им не спится.
Обливаются кровью сердечки:
Всех погубит злая волчица.

Обложите меня флажками,
Всю израньте, но я не раскаюсь.
Зашвыряйте меня камнями,
Я в последний раз злобно оскалюсь.

Пусть осталась лапа в капкане,
Я дерусь, я не помню о страхе
Рядом смерть, но на цепь нельзя мне,
Не подохнуть же мне, как собаке.

Докурю и выброшу пачку,
Плюну в ваши веселые лица.
Я не комнатная собачка.
Я волчица. Теперь я волчица.



* * *

Я нахожусь где-то между
Строк позабытых поэтов,
Тоненькой ниткой надежды
Тлеет моя сигарета.

Мне бы терпеть, да не плакать -
Воздух отравлен презреньем -
И в неуютную слякоть
Рвется еще один гений.

Мне бы понять твои фразы,
Мне бы ответить, как надо,
Мне бы... Но все же погасла
Тонкая ниточка правды.



* * *

Странный апрель - на деревьях иней
Домик надежно под снегом упрятан
В шуме твоих телефонных линий
Я не молекула даже - атом.

Не украшение - побрякушка
Дешево-броская, капельку злая
Трубка тебе мною шепчет на ушко -
"Пьяная, падшая, очень плохая"

Чем не Голгофа - к будке тащиться,
Через пять тысяч рифмованных полос
Я - твоей памяти выпускница
Ты наконец не узнал мой голос

Небо нахально скалится месяцем
Я привыкаю быть посторонней
Мне бы на проводе взять и повеситься
Нет. Зависаю на телефоне.



* * *

Нам с тобой осталось
Сорок пять часов -
Твой лимит на жалость,
Но не на любовь.

Я с тобой. И рада
Этому "пока".
У меня помада
Цвета коньяка.

Тонкой паутинкой
На лице рябят
Новые морщинки
Имени тебя.

Я тянусь зубами
К уголкам локтей
И спешат за нами
Сорок пять смертей.




главная страничка сайта / содержание "Идиота" №32 / авторы и их произведения