вернуться в содержание этого номера 34 вернемся в повесть

Классики и современники

РАССКАЗ О ТОМ, КАК ЗНАМЕНИТОМУ ПОЭТУ ДАВИДУ ГРИГОРЬЕВИЧУ ЖИТЬ ХОРОШО

Встает утром и - на работу! Трети пути не пройдет, как навстречу - Катеринин! Идут, издалека друг другу улыбаются, руками машут. Потом минут пятнадцать обнимаются, по спине друг друга хлопают. А потом уже расспрашивать начинают - у кого как дела идут.

"Хорошо идут, - говорит Давид Григорьевич, - Я теперь у Сороса на службе, потому в материльном плане проблем нет. Могу себе позволить, могу... Ну и с поэзией - успех непреходящий. Хорошие я стихи пишу! Вот, послушай..."

"И у меня, - делится Геннадий Михайлович, - роман мало-помалу продвигается. Достоевский бы позеленел от зависти. Ты не сильно торопишься, Давид Григорьевич? Тогда вот несколько абзацев из пролога, в которых образ Ильи Дувалова встаёт... - прочитает на память, потом спрашивает: - А ты куда сейчас, Давид Григорьевич?"

"В офис. А ты, Геннадий Михайлович?"

"Бутылки собирать, хлеб мой насущный..."

Постоят немного, потом поударяют друг друга - по три раза каждый - палками по голове и расходятся по делам своим.





следующая глава романа