от витебского художника
Петра Кириллина

Пушкин, я читал, был потомок Ганнибала, он шел из Иберии, до Апеннин. Там побили много слонов. Они срывались в пропасть, им нечего было делать. Мастурбал-Ганнибал 17 лет ходит по Аппеннинскому полуострову. Грифы летали над этим местом несколько дней, об этом писали римские историки. Я терпеть не могу вареники и сырники. Браво. Туда отправили тяжеловооруженные войска - триарии, они никогда не бежали. А если волосы расчесывать калькулятором, это позор и смерть, у них же был пучок дротиков. Честность и ответственность, верность и любовь - это главное. Моя племянница уверяет, что я не могу жениться, а она не может выйти замуж. Бросаешься снова с испанским мечом килограмма 2-1,5, их было штук 10. Итого 15 кг. Это все равно, если узнать топот конницы, они кололи слонов, всех остальных забрасывали эротиками, любителей легкой поживы. Кельвин снова вернулся. Когда Каннибал еще воевал (извините за каламбур). Санкт-Петербург еще не был на уровне земли, Петр еще не родился. А Зина еще тоже не родилась, а Анна была за 2 тыс. км. 1110 метров от прикосновения со своим счастьем. Не надо ездить в Тулу со своим ружьем, самоваром и с водкой, а в штаты со своим компьютером, в Швецию с презервативами и порнооткрытками, в Швейцарию с часами; набрал мешок с часами и поехал в Швейцарию; таможня сошла с ума, в Германию с пивом “Hobstein”. в Италию с макаронами и дизайном (Юрке не надо ехать в Италию, потому что он член дизайнеров). Какое у Василия кондитерское изделие? - пирожное “корзиночка”, картиночка, любимая Зиночка, и маленькая - 14 дюймов - маленькая собатиночка, ночка, звездочка и дикие бизоны, из штата Сент-Луис, Калифорния плачет, смеясь над долиной Смерти. Как слог падает в пропасть - это никто не снимал: ни Спилберг, ни Коппола, ни Фасбиндер, стрела торчит, слон кричит, он пикирует, как Руслан в объятиях Людмилы, оставив отпечаток на снегу. Это тройной тулуп, с подсечкой, это просто шок! или терапия! На сессии МОК принято единогласно. Его сын стал играть за «Сент-Луис-Блюз». Слоны Ганнибала здоровые, как хоккеисты, и поэтому похожи на порхающих мотыльков, бабочек, и бочек с отходами «Хербалайф». Все только начинается. Только один вопрос: За что ты меня любишь? За любопытство и любознательность не надо платить. Это загадка Земли, поглощенной океаном. Сценарий молодого Захарова, а он еврей. Какие талантливые евреи в 70-е годы! В жизни все сбалансировано, как Петя - гри, Вася - гриль, Саша - грим, Рита - - гри, Оксана - грипп, и Юра - гранд. Какие здоровые там мужчины, шкафы - и в каждом - тепло, здоровье, уют. Это период расцвета демократии, братии, не круто ли, ребята: Босния и Герцоговина 90-х годов, конца XX-го века, как кишка вдоль Адриатики растянута. Давайте выпьем за Пари-Сен-Жермен, где мы заключили пари, кто больше выпьет «фруктового». Мы выиграли Кубок Кубков, а потом локти кусали, но не достали. В уме кусали 7 и 8, один в уме, а солнце выходило в клубах, Крузейро, и сердцу снятся клубы дыма в «Мюнхен-Глабах» (Простите за каламбур). Мы никогда не устаем - пять часов по Гринвичу. Что вы на это скажете? Битлз никогда не уставали, потому что не спали. А ей все равно. Новизна. Пушкиным управляет некое информационное поле, и куда их нелегкая занесет, как птицу в лет. Это пик Коммунизма - 7428 м, пик Ленина - 7134 м, Гасхарбрум-2, Чагори - 8033 м, Броуд - 8068 м, мы его взяли в брод; мы съели хороший бутерброд (простите за каламбур). Призрачно в этом мире бушующем, есть только миг, летящий сквозь столетия, по некоторым данным - три парсека. Здесь нельзя быть слабым, это ледяная пустыня холодного полиса - Сити, сидя нищим в горах «Памир», негде помыться, освежиться, пожрать. Но люди идут, и думают, что они когда-нибудь вернутся обратно. Это призрачные горы Ганнибала, против 300 тыс. татар, это только один день, у которого нет конца. Все пришли... Мы все погибли... У нас в голове вселенная, мы все необыкновенны; что с этим делать - это самая большая загадка Мира, Эмира Югославского. Друга убиваешь из-за ревности. Зачем? Ты себя не знаешь. Ты похож на большого Слона, летящего в пропасть, на копья дикого времени. И вдруг ты видишь землю. И думаешь: «Неужто она?» Оазис, грибы, трава, морошка, земляника и земляничные поляны навсегда; чабер, ромашки, откуда все это возрождение жизни, форель 73 года лоснится серебристой чешуей на фоне заходящего солнца, благовонные дымы попадают в нос, выходящие из берегов маточные воды окаймляют твои лодыжки, грязевые вулканы покрывают твое тело. Это зрелище вызывает печаль! Мы находимся в центре запаха лета, «дети цветов» стоят в недоумении... Я вас поздравляю, друзья! Настал и наш черед: какая чистота, нас примут с распростертыми объятиями, в руки дядюшки Хема. Ваше преосвященство, Ваше просвященство, давайте выпьем за русскую культуру, которую мы потеряли в 97 году. Был страшный мор на российскую культуру, Беда. Великий вождь! Все легли на землю. Трудно очень. Как заработать на бутылку вина? В этом не наша вина (извините за каламбур). Зубакин уходит, зацепившись за голову Бычкова, но у них нет прокладок Олби, но у них есть разумная организованность строя, скоро водка подорожает. И тут их мудрость не покинула. Лучше нету воск на свете, чем десантные войска. Мой отец 25 лет летал на парашюте «Известие». Тогда не было заводов ЗЗС, «Мегом». «Интеграл» на цветущем болоте детского счастья. Что творится, это чисто славянский прием; еврей не будет открывать зубами «Фруктовое» - никогда. Оксана говорит: у Карла Гузенклитора ... не стоит (компромат, каламбур). Живо по пещерам!. Живо по писсуарам! Четверо суток пьет водку Карл III, булдырь полный; и пошел, и пошел, и пошел, и пошел... никто не может остановить пьяного Карла, а пьяный Карл непобедим. Мамка из дому гонит. Прекрати это безобразие! А с друзьями никто не скажет, а дом на мозги давит. Очень большой дом, как падающий слон Ганнибала, раненый в сердце. Сколько можно это терпеть?! Нет, нет, нет, нет. Они вернутся сюда и вырвут твое сердце, а это центр города; они сняли квартиру в Сохо. Ты свободен, чужой человек! ты добрый, дай спичку, я хочу осветить тоннель. 74-й год, он поднимет всех. Тихо. Мы на своем болоте, как квакухи, с болевыми точками. Подарочек вам Саша Могильный. Какие были удары, железные - зубы не спасут. Я пойду с тобой, чужой человек, я погибну с тобой. На, вот, тебе ладанку, Василий, и жену в придачу. Кошелек что-то значит, если не можешь иначе, Бог по тебе уже плачет, жалеет и млеет. О-ле, О-ле, О-ле, Оля, Оля, Хуч-нагил, Хуч-нагил, Хуч-куду, три колодца. Хоть куда, рука тянется к оружию. Я все жую, жую, жую - египетские орешки. Три звездочки - это не мало. Ра.. чемпион Италии, Васька наш жидовский парень, а олени лучше. О, русская лень, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла. Зачем по Земле идешь, человек, это подавляет активность бактерий. Эта самая свежая информация, которая тоже бывает нежной, как у той певицы из НТВ-плюс, полюс - это далеко, как Жан-Мишель. Ваша кожа тоже может стать сухой, как подгузники «Тамперс», не забывайте. Там гул стоит, шум невероятный, наверно, упал самолет. Дай любовь чуду, которое тебя спасло. Эта провокация готовилась давно, как это старое вино молодого розлива. «Пожелай сеньора», ешь балык каждый день, и наслаждайся игрой Раванелли, как полутораристическим актом, или убедительным фактом. Мы все уезжаем в неизвестном направлении, наверное, к Солнцу, или туда, где оно восходит. Это похоже на молча падающий самолет - никто не произнес ни звука, все падали молча: молчали летчики, пассажиры и стюардессы, родом из Одессы. Да здравствует мадам Бурбул, объявившаяся гороховым супом, падающая 182 серии. Ей далеко до летящих слонов стеклянной витрины кинескопа. Ганнибал был далеко. Вы будете кофе? Конечно, буду. Будда был прав. Это избавит вас от налогов, это литературная эмиграция для Пастернака, Цветаевой, Рильке. А государства не существует - думал прохожий. Петька самый говняный человек, у которого осталось место романтике и любви. Ну нельзя же так, когда корабли бороздят просторы большого театра, называемый русским домом, заставленным толстомордыми сувенирами, выполнившими программу минимум. Полностью считаются фаворитами дня. Надо плясать от игры. Престиж - не просто слово, для гладиатора XX века. Такие слоны падали в пропасть в Альпах, этим и уникален Орбит без сахара, или орбита без Сахары. У них своя жизнь. Резко, сворачивает колесо повозки, несущейся под уклон, когда безоружного человек выпускают против Льва, тигра и Андреевского. Как высоко и далеко мы можем взлететь с подвижной головкой, «Аквариум», 1000 долларов штрафа для каждого. Смотри, что творится! Вот и случилось то, что мы и ожидали, как в хорошем триллере. Это первая неточность, первой программы минимум, которая оказалась победной композицией произвольной программы или гвоздем программы. Сегодня мы - первые Олимпийские чемпионы. Завтра - это фристайл. Какая мощь, высший пилотаж. Что же такое собачья жизнь, как всеобщеукрепляющее. Ди-ди-ди-Альфа-Омега, Электролюкс. Это то, что вам нужно, как контактные линзы. У нас нет равных в мире. Голландцы на коньках в магазин ездят, а это рядом. Вот вам и голландцы. Господи! Мы не злодеи и не жертвы. Еще не время. Они выходят из лифта. Дерутся 20 минут, еще никого не убили. Поле чудес. Возбуждаться нельзя - это сотовая связь. Ольга умерла. Тамерлан все равно остался властелином Арфона и Карфагена. Здравствуй, Гена! Черные пески дуют и по сей день. Сиреневый день - это чудо света. В городе - мокрый снег, загляни в окно. Здравствуйте, господин Курбе! Здравствуйте, Карл III! Если вы не пьете, я бы удивился, ведь вина целая бочка, в прихожей ботинки черней чем гири. Приезжайте к нам. Вы хотите, чтобы нас закопали. Водки выпьют и закопают, а ноги как у слона. Куда их деть. И никто больше не вспомнит в институте усовершенствования лучшего художника города. Это неприятный осадок. Команда: «Выпей море». Там высокие потолки - 2,5 км по высоте мира, а в библиотеке жить трудно. Я вырос из носков на два размера, мама виновата. Мы напились вдрызг! Кто-то нажал на трубку. Музыка текла ритмично ровно, как вода из крана. Еще рано. 4,5 февральского дня. А в это время Ганнибал подходил к Атникам. Он зависел от Ганона - это ведущий человек Иберии, они покорили Лузитанию и продвинулись до самого Кремля. Брежнев был недоволен. Васька утром был уволен. Из 37 слонов восемь заболели сифилисом, 12 прошли через реку По, не заметив дочь местного рыбака. Она была им по яйца. Это же надо - река По! Но она была на метр глубже, слоны этого не заметили. Ганнибал не получил обещанной зарплаты, около 40 тысяч КВ и его войска остановились на Альпийской границе, в Ницце. Президент недоволен. Рубка была страшной на протяжении дня. Зачем столько крови? - спросил президент. Юлия Цезаря еще не было: и Ганнибал стал инвалидом. Васька лежал с открытым ртом, раскинув в стороны руки, а Федоров еще не родился. Это было второе поражение римлян. 14 км они не смогли преодолеть и спрятались в камышах, и трудно дышат в трубочки, Бочка фруктового заканчивалась. Они так и остались на месте, убитые местными рэкетирами, и были окончательно разбиты Луцием Эмилионом Сцепионом старшим, при Зама, недалеко от Карфагена. Он был смят с лица земли. «Карфаген должен быть разрушен», - сказал Карл III, забыв закрыть ворота Карфагена. Наверное, это был не тот Пушкин. Я точно не помню.

конец

(Записано самим П.Кирилиным в 1998 г.)



главная страничка сайта / содержание "Идиота" №36 / авторы и их произведения