АВТОРЫ О СЕБЕ

Василий Брус
Василий Брус:
Пришел ко мне как-то Саша Маханьков и так аккуратно-аккуратненько спрашивает:
- Василий Иванович, Вы последний номер "Идиота" читали?
- Нет, - говорю (хотя, конечно, давно прочел, но захотелось Сашу послушать). - А что?
- Да нет, ничего... А правда, что говорят вот - у человека в подпитии вся суть наружу?.
- Правда, - говорю. - Правда, Саша.
Вот Новиков опять в стиле махровой желтой прессы публикует мой треп в подпитии. В последний раз я Новикова предупреждаю, что джентльмены тайком не записывают на диктофоны треп друзей. Или они не джентльмены, или не друзья... Но в чем я абсолютно уверен, так в том, что у пьяного на уме то, что у трезвого на языке.
Вячеслав Бурковский
Вячеслав Бурковский:
Работаю вице-президентом кишиневского "Эксим-банка". Закончил московскую финансовую академию. Вот на днях вернулся из очередной поездки - это уже четвертая - в Штаты.
Марина Веренич
Галина Веренич:
Не люблю рассказывать о себе по принципиальным соображениям: сделать хорошую вещь или пообщаться с близкими по духу людьми доставляет удовольствие, а разглагольствовать о собственной персоне на публику считаю и неэтичным, и ненужным.
Игорь Высоцкий
Игорь Высоцкий:
Судьбой своей доволен.
Татьяна Высоцкая
Татьяна Высоцкая:
Я - молодой автор. Можно сказать, что я вообще - не автор, а так... Дело в том, что я родилась в такой местности, где каждый житель - или поэт, или художник. Или композитор. И в такой среде я воспитывалась. Отец мой был Шостакович, а мама - тоже со знаменитой фамилией, но я ее не буду называть здесь. Она просила не говорить об этом никому. На воспитание меня родители отдали в другую семью, потому что они были, во-первых, очень заняты, а во-вторых - подвергались сталинским репрессиям и вынуждены были эмигрировать в Китай. Поэтому меня растили другие люди, тоже очень хорошие. Растили они меня года полтора, а потом продукты на детей перестали выдавать и им пришлось отдать меня в приют. Они нашли самый лучший приют на окраине Лондона. Там я и получила высшее техническое образование, с которым вступила во взрослую жизнь. Меня научили чертить чертежи черными чернилами четыре черненьких чумазеньких чертенка. А потом, после того, как я успешно научилась чертить чертежи, меня приняли на работу на телезавод. Я в дипломе имела строчку - "Оптик". На это купился мой начальник сектора, он думал, что я на самом деле оптик. Думал, что мои знания соответствуют тому, что написано в дипломе. Но на самом деле оказалось, что все это было устроено свыше. И он взял меня на работу для того, чтобы я вышла замуж за самого хорошего, самого доброго, самого замечательного и великолепного человека, которого только может встретить женщина. Стихи я писала с детства. То есть я их не писала - они всплывали. Они всплывали в голове и какое-то время там плавали, а потом уходили. А когда я встретила самого доброго, самого замечательного, самого гениального человека, который только может существовать в этом мире, он мне сказал: если не будешь записывать - я на тебе не женюсь. А я очень хотела, чтобы он на мне женился, а главная причина - конечно, что ему вот-вот должны были дать квартиру, и если бы он не женился, то мне пришлось бы жить НА квартире, а так я живу В квартире... Поэтому я стала писать стихи. Я делаю это очень редко, потому что в этом нет никакой необходимости. А опубликованное здесь стихотворение - это просто отзвук... Толчком к написанию этого стихотворения послужило прочтение произведения Владимира Мартова в одном из номеров журнала "Идиот", классное произведение, вот и всплыло это стихотворение. Года три-четыре назад. А вообще, если какие стихи и записываю, то исключительно для того, чтобы сделать приятное самому великолепному, самому доброму, самому замечательному человеку на этой земле. Он, к сожалению, настолько бестолков, что с ним бывает трудно в жизни, но все равно он хороший. И мне иногда хочется его побаловать - тогда я записываю стихотворения и он тогда радуется, или делает вид, что радуется. А мне приятно, когда он радуется, вот я его и поощряю. Я усталая, больная, озабоченная тяжелыми условиями быта девушка. Очень часто я вижу себя со стороны такой больной лошадью. Еще я каждый день думаю, чем мне накормить детей и мужа. Я очень люблю стирать и утюжить. Была бы моя воля, я бы только стирала и утюжила. Не люблю готовить. У меня нет никакой одежды. Мне очень хочется кушать. Я все время думаю, как бы мне покушать. Купите мне, пожалуйста, костюмчик. Мне очень хочется носить костюмчик. Он стоит 6 миллионов.

Вадим Степанович
Джеймс Глюк:
Я на самом деле очень нехороший человек. Я очень угрюмый и скучный человек, страшный зануда. И у меня есть две нехорошие черты: я постоянно зажимаю табак от людей, от своих знакомых и второе: я постоянно прихожу к людям, ем и пью у них чай. Я уже достаточно пожилой человек, но дурак дураком: курю много, пью много, ем - очень много... Это старческая булимия... Хотя я не говорю, что я - старый... Я - пожилой. Уже пожил немножко. Пожилой, но глупый. Еще я практически ничего не читаю и пытаюсь сам бумагу марать. Не слушаю практически никакой музыки - сам пишу. И еще (меня никто не просил, я сам приперся) - навожу порядки всякие в журнале "Идиот". Учу Новикова, как ему издавать журнал. Новиков - он же ни хера не делает! Я привожу ему новых интересных авторов. Вот Литвинова принес. Медведева. Ширли нашел... И масса других вещей... А вообще я - козёл... Ещё я - отец-основатель и единственный в составе этой организации - "Союза Писателей Байкеров". Это как бы совмещение писательского труда с трудом артиста разговорного жанра... И вот одна из моих баек была положена в основу этого замечательного материала о том, как "Ляпис Трубецкой" играл после "Алмазного Фронта"... Я очень люблю байки рассказывать, они получаются очень длинные и очень скучные, их практически никто не слушает, потому что я всем уже надоел со своими байками, и мне приходится рассказывать это Новикову. А Новикову это нравится, вот он и публикует это в журнале!.. Безобразие... А вообще мне нравится журнал Идиот... Нравится... Журнал "Птюч" стоит гораздо дороже... Вот, собственно, и все.
Константин Карташов
Константин Грамотный:
Однажды, по трагическому стечению обстоятельств, я оказался немножко трезвым. Я посмотрел вокруг и подумал: "Не дай, Бог, еще раз оказаться в таком дурацком положении". Бог не дал.
Андрей Духовников
Андрей Духовников:
Я - сербский партизан. Но это никому не говорите, особенно американцам. Я никогда больше не буду носить американские джинсы.
Галя Жук
Галя Жук:
Я еду скоро в Италию по делам "Марко", а денег получаю мало, а работаю много. В "Белой Амфоре" не хочу больше участвовать.
Артур Исаченков
Артур Исаченков:
Я в печали. Депрессия. А вообще - все про меня (и про всех остальных) написано в гороскопе друидов.
Петр Кириллин
Петр Кириллин:
Ничего не люблю в жизни, кроме группы "Джетро Талл". После "Deep Purple" - это самая красивая группа в мире.
нет фото - Наталья Климова
Наталья Климова:
Учусь в школе, в 10-м классе. Стараюсь прожить жизнь по максимуму.
Дмитрий Литвинов
Дмитрий Литвинов:
Пора разобраться в тонкостях моей многогранной натуры. Что и говорить, личность я преинтересная. Глубина мысли в моменты незамутненности сознания сопоставима с Марианской впадиной. А разносторонность моих интересов напоминает додекаэдр. В принципе не честолюбив (но ведь и Наполеон был скромным). А вообще-то я сказки люблю.
Александр Маханьков
Александр Маханьков:
Из слабостей - любовь к В. Медведеву...
Игорь Нестеров
Игорь Нестеров:
Родился в 1961 году 9 февраля. До перестройки учился, жил... долго. Потом вступил в комсомол. Предлагали в партию - не посчитал себя достойным. Изучал философию. Пошел в бизнес, пошел в депутаты... Там и состою... Три года назад начал стихи писать. Пишу стихи исключительно хорошие, неплохие. Сейчас создаю газету "Телевестник". Думаю издавать еще одну газету, когда разовью "Телевестник". Задача - охватить весь мир телевестниками. Чтобы у каждого перед телевизором был свой телевестник. Чтобы каждый человек получал, насколько это возможно, правдивую информацию. В этом он будет похож на "Идиот". Живу в Витебске с 1987 года, после того как закончил институт холодильный в Ленинграде. Шесть лет я там учился. А до этого жил на Дальнем Востоке, по службе армейской. До этого я жил в Сызрани. На Волге. Там пил самое вкусное вино - яблочное, по 1 руб 51 коп. Очень запомнилось вино. Ловили рыбу и меняли на самогонку, в свободное от полетов время. До этого жил в Казахстане, все 17 предыдущих лет, из них 10 лет в Джамбуле, а 7 лет в Лениногорске. Это район Семипалатинска, где стаж трудовой идет год за три. То есть к радиации я привычен. Да и в Киеве я был.
Владимир Панин
Владимир Панин:
Родился в Кишиневе, образование получил в Москве, работал переводчиком в Ливии. У редакции нет сведений о том, где и что сейчас делает В. Панин. (ВН)
Павел Слепцов
Павел Слепцов:
Родился в Полоцке в 1977 г. Первое детское впечатление - запах Олимпийского мишки в 80-м. В 12 лет впервые взял в руки гитару. Первый стих - в 14 лет, про экологию, взывал к человеческому разуму. Пишу песни. Люблю их исполнять знакомым и друзьям. Учился, служил. В данный момент работаю грузчиком. Люблю прекрасную девушку Наташу и играю в группе "Версия", которую считаю своим детищем.
Ульяна Средова
Средова Ульяна Петровна:
83 года, Гродненская обл., дер. Попелевичи. Всю жизнь проработала школьной учительницей. Муж погиб на Великой Отечественной. Писать стихи начала года три назад (информация - от Жанны Средовой).
Николай Трифонов
Николай Трифонов:
Что о себе рассказывать? Вот он я, весь.
Татьяна Зайцева
Shirly:
Я очень люблю виноград и мышей. Все остальное было на самом деле. Только пусть лучше вместо меня пишет Ареховский, а то мне некогда.

главная страничка сайта / содержание "Идиота" №36 / авторы и их произведения