авторы о себе


Игорь Высоцкий:
Неисправим этот Новиков. Не может он без тусовки своих менестрелей, вампирит их и вампирит. А им нравится. Менестрели любят, когда их вампирят. Дело привычки. Наркота. За стакан мате себя как лимон выжмут. Новикову все это не совсем в жилу, но на сомнамбульное существование хватает. В Могилев не поеду. Не хочу.
Артур Исаченков
Артур Исаченков:
Смешную запятую обступили точки. В моей ночи сияет хвост кометы. Мне не нужны ни те, ни эти… Мне нужен только змеекант. Кантата зазвучала где-то и в эхо проявилась тишина. Начало дня, как приговор тревоги. Опять какие-то дороги - по ним не хочется идти, но эти нити, как кровеносная система с навязчивою темой - жить да жить…
Загадочная блядь спешит откушать меда, а заодно устроить танцы. По сути - это те же стансы, но если хочешь - не читай, а попроси перевернуться и в глотку выплескай свой мед. Урод конечно не поймет, чем в это время она дышит.
Доставлен ящик на поля. Морской петле особое почтенье. Я шоколад хотел вам предложить, а вы просили лишь печенье. Печеных яблок захотелось вдруг. Кружится тело в паре рук и в храме мук вам приготовлен посох…
Глеб Ластовский
Глеб Ластовский:
Я не поэт, и не надеюсь им быть. Надеюсь стать актёром, поэтому и называю свои "творения" поэтическими импровизациями, но ни в коем случае не стихами. Это сродни импровизациям на сцене, где всё рождается сиюминутно, не подвласное повтору, корректуре, редактированию. Да и жизнь наша - сплошной театр.
В жизни бываю разным: добрым, злым, корыстным, жадным, щедрым... и никогда этого не скрываю. За что меня и любят мои друзья. Люблю правду, люблю говорить её напрямую, а также люблю много и вкусно поесть.
Да, что писать? Я весь в своих импровизациях, которые хочу посвятить своему самому верному другу, Олечке Ивановой!
Владимир Мартов
Владимир Мартов:
Все уже сказано и все понятно
Юрий Романов
Юрий Романов:
Закаляюсь. А хули делать: За окном - не в пример теплее. Имитирую бурную деятельность - Шефу к ране чуток елея. Насмехаюсь над собственным ревом (Эх, привычка жива к истерикам!). Будто все измеряется словом. Будто можно открыть Америку. Жребий брошен. Выбор - отборен. Рубикон - кубик Рубика - сложен. Наклевался с плевелами зерен. В кулаке - черной меткой - "низложен". Расплескалось и растрепалось. Не связать с конечиком кончик. Что-то клювиком - в темечко. Старость? Чей башмак упирается в копчик? Холостые ж. Так, ради понта. Неженаты. Даже не венчаны. От зенита до горизонта Распоследние проданы женщины. Позабиты и позаброшены Грязным, острым, тяжелым каменьем… - Я ж просило, мама, что ж вы без спросу?! - Помни, сынка, свое имение!..
Денис Сладкевич
Денис Сладкевич:
Общение - самый галлюциногенный препарат. Свет - не только на дне помойки. Был в Петербурге. Маленький еще и много чего не…
Экс-Скоризи
Экс-Скоризи:
(автор молчит, редакция не может найти этого человека)
Сергей Сотников
Сергей Сотников:
Я родился 14 апреля 1969 года в г. Могилеве. После того, как я окончил три класса, отец предложил перейти в школу с архитектурно-художественным уклоном. Это определило мою будущую жизнь. С четвертого класса я начал постигать азы изобразительного искусства. И с тех пор никогда не сомневался, что буду художником. Даже тогда, когда, не поступив на ХГС, мне пришлось осваивать профессию слесаря-монтажника радиоаппаратуры в профтехучилище. В тот год я почти все вечера проводил в художественной студии. После армии работал художником-оформителем в стройтресте. Потом было поступление в Витебский пединститут на художественно-графический факультет. Учеба пролетела как миг, на худграфе увлекся скульптурой. С тех пор разрываюсь между живописью и ваянием. Работаю там же, где учился – преподаю студентам живопись и скульптуру. Являюсь членом Белорусского Союза художников и Белорусского Союза дизайнеров.
Бауржан Тойшибеков
Бауржан Тойшибеков:
Мне 53 года, по образованию историк, в настоящее время работаю на стройке. Творчеством занимаюсь свыше 25 лет. В данный момент имею рукопись объемом свыше 2000 афоризмов, для издания которой ищу спонсора. Живу в г. Алматы (Казахстан).
Александр Шишкан
Александр Шишкан:
Горячо поддерживаю всех, кто в наше время решился родить и воспитать детей! И одобряю мудрую инициативу замечательного президента Путина! Для меня, в наших условиях, рождение и воспитание детей было сравнимо с мировой войной: стиснув зубы, на крайнем пределе сил и ни шагу назад, не смотря ни на что. Две дочки – две войны. Теперь старшая поступила в Университет, младшая заканчивает школу – делаю передышку на пару лет, наслаждаюсь мирной жизнью. Дальше уже пойдут внуки. Но и награда – счастье иметь детей – соответствующая, намного превышает все трудности, так что дерзать стоит! Чего и всем желаю! А все остальное приложится, будет.
Маша Фалалеева
Маша Фалалеева:
Я родилась в Витебске. В Витебске и была до возраста семнадцати лет, а потом поехала дальше. С тех пор жила в Минске и многих других местах. Если Господь даст - пожила бы в еще больших. Пять лет назад с подругой Мариной решили определить свои отношения с миром. Создали АЫО УИЭ - Ассоциацию Ыгроков-Отлавливателей Ускользающих Искристых Эйфорий. Позже, по телефону, приняли туда друга Ваню. С тех пор к ловле эйфории относимся ответственно и подходим организованно. Отлавливаем. Удивляемся. Делимся. Описываем. И жаль оно иногда - отлавливать, и искристость при отлове снижается значительно, да что сделаешь, иначе ведь - ускользнет и не поделишься, а каждому ыгроку чужая эйфория - в радость.
Екатерина Самигулина
Катя Самигулина:
В моей голове – Лес-между-Мирами, где под гладью прозрачной воды тысяч озёр таятся чудовища; коридор с миллионом дверей, где я – ключница, и лишь мне доступны страшные сказки, скрытые в глазках замочных скважин... Но мне нравится делиться. Давать ключи посторонним – и они становятся сторонними... – сторонниками знания. Мне порой кажется, что я тролль, который, хохоча, носит заколдованное зеркало над миром с намерением его разбить – чтоб осколки - жгуче-ледяные, колкие, безумные – попали в глаза тех, кто смотрит в небо… Чтобы те, в чьи глаза попадут осколки, видели небо лучше. С моей точки зрения…
Поэт – как апостол, приобщившийся к тайне, но не познавший её до конца. Оттого он и мечется, и кривится, и сны странные снит – чтобы вывернуться наружу и стать не Предтечей, а Христом. Стать не носителем знания, а Знанием. Тяжело быть пророком, которому не дано увидеть сбывшиеся предсказания. Стихи – как слепое солнце: на них можно смотреть, но нельзя постичь. Никому – даже написавшему их. Поэтому безумно трудно смотреть на то, как закрывается дверь, которую ты своим ключом открыл; и как тает ключ в ладони – мол, у тебя теперь есть текст – смотри в книгу, видь нечто большее за мелкими, неглубокими словами; попытайся в луже увидеть прообраз океана, который некогда покрывал всю землю…
И я смотрю, смотрю во все глаза – не только чтобы видеть свет, но чтобы им стать.
Илья Ильющенко
Юлий Ильющенко:
Родился в 1985 году в г. Могилёве, где и проживаю по настоящее время. Окончил ГУВПО "Белорусско-Российский университет" в 2008 г. Работаю на ОАО "Могилевхимволокно". Относительно серьезно к "стихотворению" начал относиться в 2005 г. Вектор моего творчества берёт своё начало из русского авангарда. О сегодняшнем его направлении мне судить однозначно тяжело. В последнее время интересует "звук", "слово", "маленький человек", "Бог, сквозь призму социального дна и антиутопических настроений", "проститутки, как элемент социального дна", "маргиналы" и т.д.

на стартовую страницу журнала содержание этого номера все авторы и их публикации в "Идиоте"