Владимир Мартов
ПОЛИТИКО-ФИЛОСОФСКИЙ ДНЕВНИК


октябрь 2003

Что такое "точка зрения"? Точка зрения - признак плоскости мышления. Но ведь мир объемен. Точка зрения не может объять объемный мир. Я тоже, бывает, обладаю "точкой зрения", но всегда стараюсь отделаться от нее, найти еще одну точку зрения и приобрести объемное видение. Может, поэтому мое мышление носит провокационный характер - я провоцирую людей на высказывание их точек зрения, собираю их, и только после долгого собирания получаю объемный вид Мироздания.

Как жаль, когда люди не готовы опровергнуть мою "точку зрения"!..

* * * * *

ноябрь 2003

Я пока еще не готов осмыслить такую сложную (сложносоставную) систему, как США. Все видится просто с Европой и другими историческими нациями, история которых длится много веков и описана. А что США? Это что-то новое...

Может, что-либо понятно через СССР? То есть: чем силен суперэтнос (или, вернее - что отличает суперэтнос от простых народов)? Суперэтнос силен сложным составом. То что для народа смерть, для суперэтноса - источник силы. Так, в растущей Москве появляются Грузинский "квартал", Армянский "квартал", Китайский "квартал" и т.д. Как сейчас в США - еврейские, китайские, итальянские кварталы... Но если растущий суперэтнос, находящийся в силе, подчиняет все своей воле, он же, слабея, подчиняется и растаскивается своими частями по отдельным кварталам... Сложный состав, быв источником силы, становится механизмом умирания.

Я вот все думаю над США...

* * * * *

Технология власти не очень-то изменилась со времен 70-80-х. Просто "красные директора" показали: невозможно эффективно управлять государственной собственностью. Выросла эффективная "теневая" экономика, наступил расцвет спекуляции - и это на фоне упадка государственных владений. Тогда решили: все дело в собственности. То ли дело частная - у себя не украдешь. В результате собственность поделили, при этом создали олигархов (думаю, ни у кого уже нет сомнений, что олигархов "создавали"). С тем чтобы власть (которая осталась автономной и самодостаточной) продолжила властвовать над уже "самостоятельными" олигархами. Кто чего-то не понял, поставили в ряд ("к стенке") и политически убили.

Что же тогда есть власть в России? Власть осталась ведущей, и не будет иной. Как всякая монархия, она когда-то была сформирована, а теперь имеет инерцию. Она носит символ непогрешимости, как папская тиара, как шапка Мономаха. Потому что растет из 1917-го. Изменился фасад, имена, идеи - ну что ж. Как писал В.В.Розанов, "идеи бывают всякие..."

Вот так я пришел, что модель Маркса "базис-надстройка" не описывает общество с нужной теперь подробностью и членораздельностью. Власть, может, и надстройка, но это как надстройка хищников над растительноядными. Власть проявляет волю, которой может хватить на изменение "базиса". То есть "хищники" заставили "растительноядных" питаться иначе.

Власть проявляет волю. Проявления воли могут быть разные. Как проявления энергии. Ведь власть - суть воля, значит и есть энергия. Точнее, власть проявляет разницу энергии. Пока еще в России разность энергии велика настолько, как она была в Германии в каком-нибудь XVI веке. И мы видим модель власти, сходную в основах с германской XVI века!

А демократия - это когда разница энергии такова, что имеется возможность влиять на власть, потому что власть уже энергетически совсем не так далека, как раньше. Она вовсе не сакральна. Она не трансцендентна. Монархия лишается помазания Божьего. Аристократы перестают быть "избранными". И тогда - демократия...

* * * * *

декабрь 2003

Перечитываю Валентинова, и мне кажется, я становлюсь ближе к пониманию того, что произошло в 1917. (А в 1917 что-то произошло!)

И дед мой, Мартов Борис Константинович, получил шрапнелью по ногам в 1920 не просто так. И коммунистом он был не просто так.

Только вместо Ока силы пока проявляется просто энергетика Нового народа...

* * * * *

декабрь 2003

Пора садиться писать Третью Книгу Царств. Во первых, о евреях. Но в числе других вопросов: О величии России:

1. О величии - что есть и что не есть величие. Что есть тяга к величию. Строительство нового мира. Наполеон как самый яркий пример Величия и последующей катастрофы.

2. О России - что есть Россия в нашем понимании (то ли русское, то ли многонациональное). Вернется ли она к Восточно-Европейской равнине как своей прародине?

Тогда станет возможным понять кое-что в современном и ближайшем будущем.

* * * * *

январь 2004

Начал читать Солженицына (как лечение после фашистских писаний).

19-21 августа 1991 могли стать звёздным часом в истории России - могли ли?

- рост, за горбачёвский период, внешнего государственного долга с 20 млрд. долларов до 80 млрд

- Невозможно представить, что перегруженная планета будет и дальше, и дальше спокойно терпеть запущенную неосвоенность российских пространств.

Солженицын как-то показался теперь (по прошествии 7-8 лет) слабоват. Не вполне выдержал проверку временем.

Но мысль одну я из фашистов вынес (Ю.И.Мухин): Америка Россией не управляет! Россией управляют русские и другие капиталисты (Олигархи). Путин ставит олигархов под контроль (или это только кажется?)

Мы слишком напитались "социальной справедливостью". Олигархов создали быстро и сразу (Чубайс). Как было не получиться олигархам, если нужно было:

1. создавать капиталистов;

2. не дробить производство (и так многие связи оказались разрушены)!

Не начинать же было с мелкого предпринимательства, чтобы через 200-300 лет придти к монополистическому капитализму! Так создали основу капитализма в России. Жалеть ли об этом?

А каковы были претензии к прежней социалистической экономике?

В чем корневой недостаток коммунистической системы образца начала 80-х годов?

Или: ради чего все это начиналось?

Революция - это не свобода, а освобождение! Отчего же люди должны были что-то получить (не выходя из своих квартир)?! А кто вышел, тот и съел! Или погиб в новых джунглях!!! Но уж кто что получил, то - для себя! Такая вот произошла индивидуализация общества. И вот уже видны плоды: все что не у государства, все движется и движется и развивается и движется...

А Солженицын бывает и неглубок! (Я честно говоря, удивлен.) Его геополитические высказывания (хоть бы и о Курилах) вообще не выдерживают критики.

А ведь Смута конца XVI-начала XVII веков длилась несколько десятилетий: мы входили в нее, а потом все-таки...

Национальный вопрос:

"С XV века фундаментальная традиция российской государственности была - унитарность, единоуправляемость государства, в своих лучших периодах в сочетании с земством"

Разве? Унитарность - ВИД царской власти. Но на многих территориях сохранялись собственные законы. Разные территории отличались законами (чего не бывает в унитарном государстве).



февраль 2004

Немного расизма: нет пока в Арабском мире такого здравоохранения, как в России. Хотя история и традиции здравоохранения у них гораздо более серьезные и древние. Но словно их медицина относится к другому народу, не арабскому. Но арабы пока не готовы быть такими врачами, как у нас. Чего-то им не хватает. Надо подумать, чего. То есть понятно: мозгов. Но чего именно в мозгах?

И науки такой нет. Все дело в чем-то в мозгах, вернее, в стереотипе поведения.

А у нас зато нет такой экспрессии. И понимание жизни у нас разное.

Самоидентификация важна - в ней мы узнаем свое отличие, как точки обособленности и как точки тождества.



март 2004

"Простой народ" обсудил Волочкову, посмотрел телесериалы, "Окна" Нагиева, "Аншлаг", остался недоволен засильем аншлаговской мафии, - а потом поохал над геноцидом русского народа, пообсуждал олигархов, Чубайса... - Это все одни звенья одного недомыслия. Мыслитель, идущий на поводу "простого народа", не может быть глубок.

Что такое геноцид? Любое давление обстоятельств есть геноцид - отбор определенных генов, которые становятся доминирующими или перестают быть таковыми. Вычищение социально активных русских во времена большевиков - геноцид. Развал СССР и созидание новых экономических порядков создали силовое поле, в котором кто-то оказывается на коне, а кто-то опускается на дно. Но почему мыслитель должен считать, что это плохо? Разве нынешние порядки выводят в первые лица "простой народ"?

А что плохого в олигархах? Мы все хотим, чтобы не было богатых, вместо того, чтобы бороться с бедностью.

А как россияне собираются тягаться с американскими олигархами? С чрезмерной концентрацией капитала? Или "мы пойдем своим путем"?

Где-то я нашел такое: "Всемирная организация здравоохранения сообщала, что в 1992 году ежедневно умирало примерно 40 000 детей", а до этого (буквально на одной странице): "Мир страдает от перенаселения и экспоненциального роста населения"! Как совместить вот эти два заявления? Или вопрос: разве все рожденные дети должны жить?



апрель 2004

Крах "либерализма" в России - да-да, крах, и не нужна никакая свобода, да и что такое "свобода", русский человек не нуждается ни в какой свободе, и далее, далее...

- все это неинтересно, поверхностно. Хочу глубины.

тогда - ныряю...

Мне кажется, в повседневном общении каждый раз я убеждаюсь: люди любят свободу и жить без нее не могут. Например, не хотят в тюрьму. Даже в страшные сталинские годы оставаться "на свободе" было предпочтительнее, чем сидеть в лагерях. То есть, свобода имеет СТЕПЕНИ. Человек, как существо ко всему привыкающий в превосходной степени, может не понимать свободу, но прекрасно ощущает переход от одной степени свободы к другой.

Свободе противостоит ЗАВИСИМОСТЬ. - Так, вероятно, удобнее понять, что такое свобода и к чему она. Зависимость, как и свобода, имеет степени.

Каждый человек есть субъект. То есть несет определенную информацию, определенный генотип и определенное воспитание и культуру. И в качестве субъекта он стремится этот генотип и воспитание и культуру претворить в жизнь. КАЖДЫЙ. Но в силу различной энергетики (назовем это так) это ему удается по-разному. Наверное, все люди в детстве мечтали быть суверенами. Потом кто в 8 лет, кто в 5, а кто в 15 это желание утратил. Как-то уж очень буднично. И подпадали под влияние других субъектов, ощущали ИХ субъектность, становились объектами - политики, жизни. Но тем не менее, в каких-то областях (чаще - семейной) они строили все-таки СВОЙ мир, как они его понимали. Нет семей одинаковых, везде - индивидуальность. Для нее нужна была свобода. Вот так где-то по уголкам жизни мы находим ту свободу и субъектность, которую утратили на виду жизни.

Может, люди и не хотят "свободы" и не знают, что это такое. Но вот свои последние бастионы субъектности они сдают с трудом, отчаянно сопротивляясь. Например, в воспитании детей. Своих, замечу, детей. Отчуждение родительских прав станет очередной победой несвободы над свободой. и это будет переживаться куда больше, чем победа или поражение на президентских выборах.

Я благодарен Горбачеву за то, что в 1985 году, когда мне исполнилось 17 лет, началось нечто. что дало мне большую степень свободы, чем я бы имел до него. Я познал многое в жизни, познал интеллектуальную свободу и ответственность. И то, что произошло потом в России и на просторах бывшего СССР - тоже для меня лично было весьма интересно и поучительно. Я помню комсомол и его несвободу. Я помню несвободу пионерии. Может, я одинок в этом, но мне та несвобода была в тягость.

Теперь все ругают Горбачева - я нет. Мне никто не навязывает своего мнения. Я никому не навязываю свое. В этом я ощущаю свою свободу.

Это происходит, безусловно, на "периферии бытия". У меня есть свое мнение о Путине - оно опять же на "периферии бытия". Может, кому-то это смешно, но это тоже важно. И это тоже свобода.

Однако интересно и важно, что происходит не только на периферии, но и в центре. Что определяет общественный ход жизни? Кто является здесь субъектом и кто отнимает (отчуждает) у людей их свободу вот здесь, в политике и общественной жизни?

Мы зависим от экономических условий бытия, мы зависим от многих людей, которые вольны делать с нами многое из того, что им заблагорассудится. Но ведь люди не равны. Всегда были и будут люди более энергичные и менее энергичные. Более сильные и менее сильные. И более сильные всегда навязывали и будут навязывать свое видение мира. Вытесняя наше видение мира на периферию. У разных людей - разные периферии. Их размеры пропорциональны наличной энергичности. Чубайс может быть сволочью или приличным человеком, но он энергичен. Более энергичен, чем многие другие. Потому он наверху и определяет течение многих событий, в отличие от других, которые никогда ничего не решали или уже ничего не решают.

Пока в обществе имеется большая разница энергетики (между "простым народом" и правителями) - будет большое "ядро" и небольшая "периферия". В странах, где разница не столь велика, как в России, соотношение "ядра" и "периферии" меньше. Личной свободы там больше. Но это просто вопрос другого народа, другой исторической эпохи другой страны - не более.

Тема адекватности правителей, перспективности их мышления и так далее - вне анализа здесь. Это - другая тема. Здесь важно, что соотношение "ядра" и "периферии" - не только плод воли и самодурства правителей. Исторические реалии требуют определенной свободы хотя бы для того, чтобы страна двигалась. Нужны думающие офицеры, нужны ученые, нужны врачи и педагоги - иначе страна теряет перспективы...

Итак, кризис либерализма? Скорее, кризис либералов! Как невозможно быть записным демократом, так же нельзя оставаться записным либералом. А свобода - вот она, вокруг, как среда обитания. Люди разочаровались в либерализме как флаге, идее? Очень может быть. Идеи не кормят. А вот в свободе разочароваться сложно. Без нее плохо. В воздухе редко кто разочаровывается (кроме самоубийц).

Есть люди, которые устали даже от той свободы, которую имели в начале 90-х. Это была не "свобода"? Не-е-т, это была самая настоящая свобода ("У свободы - недетское злое лицо") и проверка на вшивость: кто есть кто на самом деле, не в мнениях людей, а с точки зрения Бытия? Соответствие привычным устаревшим критериям перестало быть важным и определяющим. Я, конечно, говорю наотмашь, не знаю, что бы стало со мной в тех условиях, будь я не 20-летний парень, а, к примеру, 40-летний. И не врач, а - инженер. Хочется верить, не пропал бы. Но кто знает?..

Ведь были те, кто на всю катушку воспользовались той свободой (в первую очередь, экономической)! Это что-то о них говорит, о каких-то их качествах. В первую очередь, об их энергетике. За счет нее они отвоевали большую степень свободы, чем имел советский народ и имеет рядовой россиянин. Такой вот "геноцид"...

Однако если кто-либо в своем прорыве свободы забыл о том, что есть государство, у которого своя логика развития - им об этом скоро напомнили. Время "кулачного права" в России закончилось очень быстро. Пошатнувшись, власть восстановила силы и напомнила о себе. Поле свободы было перекроено и ограничено. Это может быть оправдано обстоятельствами или являет пример государственного самодурства - не об этом сейчас речь, ибо это не имеет отношения к ИДЕЕ свободы и либерализму как таковому. Это имеет прямое отношение к судьбам людей, которые называют себя либералами и проповедуют либерализм как они его понимают и как это было сформулировано кем-то в каком-то смысле.

Если понимать под либерализмом идею предоставления людям неких прав и свобод, а под либералами - политиков, которые эти права и свободы людям дают, - да, наступил кризис либерализма и либералов. Свободу трудно подарить, ею трудно одарить и осчастливить. Она произрастает сама. Точно так же, как любой растение, в зависимости от солнечного тепла, увлажнения и качества почвы. "Демократия от корней травы" - прекрасные слова, в которых многое можно услышать.

Но нет кризиса свободы! Нет кризиса свободы в России!! Россию ждут еще большие события с непредсказуемым исходом, но кризис "либерализма" - последнее в ряду явлений, о котором стоит пожалеть. Идея свободы за себя постоит. Политиков не жалко - это их профессия. Олигархов не жалко - они в свое удовольствие пожили, а в любом биологическом процессе крайности отсекаются; реформы в России отсекли сначала самую неэнергичную часть нации, теперь - чрезмерно зарвавшуюся.

Да и либерализма, в общем, не жалко. Я-то ведь консерватор!

* * * * *

на стартовую страницу журнала содержание этого номера все авторы и их публикации в "Идиоте"