Юрий Романов

Юрий Романов

С Т И Х И

* * *

Артемиды неоновы стрелы
Корпорация "Гениал моторз"
Серым мозгом на белом-белом
Вышивают девизы-мотто
Рассмешные узи-узоры
Разбегаются
Ромбы. Спирали
В межизвилинные зазоры
Что остались, когда поспирали
Постирали, прополоскали
Заклепали полосками стали
И оставили
Подустали?
Вон еще в коробу сколько места
Тили-тили тесно или тЕсно
Мыслям.
Зато рукам привольно
Да ногам:
- Ра-а-няйсь! Смиррррна! Вольна!
Надо же, до чего прикольно
Прикололись да прокололись
В саду - колос, меж зубьями - голос
Тихо, тихо, не надо оваций
Не палите салютов и паклю
Колос вороны поклюют
Губы волосы обовьют
Тихо, тихо, молчок. Не дыши
Ну, поехали
За помин души!




* * *

Десять лет на осколках империи
В абсолютный туман вперившись
Как младенца лелея растерянность
Из истории - в истерику

Все желания - в телевизоре
Все возможности - вино-водочные
Между полюсами-измами
Продырявленной утлой лодочкой

Разбрелись: кто в Му-Му, кто в Герасимы
Запасаемся загодя на зиму
А зима - двенадцать месяцев в год
И от всех ворот - сплошной поворот

Кто найдет, если все потерянные
Не отбрасывать лишь бы тени
Копошатся в лужах осенних
Молят мертвых богов о спасении


* * *

Нас не предали, братишка, не забыли:
Мы в засаде, ты только не ссы.
Да, сидим там, куда засадили.
Дожидаясь прихода косы.

На кустах - капли Божьей росы…
Кто сказал, что это - моча?!
Головой в дерьмо, горе-страусы.
Зато она пока на плечах.

Надпись с черепом: "Не влезай, убьет!"
Не влезаем. Тихо сидим.
Да, ити их всех с их свободой в рот!
Вот развеется дым - поглядим.

Вот тогда - о-го-го!.. А пока погодим:
Шкура - дура, да штык - молодец.
Все пучком, братан, хорошо сидим.
Заглушая удары сердец…
Все, напелись. И хватит. Пиздец.


* * *

Глазами упершись в асфальт,
Зрачками цепляясь за трещины
В нем
Бродят по стритам и авеню
Мужчины и женщины.
Пугливо глазками бегая,
Не смотрят в лица, от страха
Млея
Не по тенистым аллеям
Зачем им аллеи, на хуй?!
В них ведь нету базаров,
Не строят универсамов
И гумов
Не купишь "жувачнай гумки"
Прокладок и чупа-чупсов,
Что тонким хуйком - изо рта
У каждой второй малолетки -
Блядушки
Да и бравые ребятушки
Полюбливают сосать конфетки.
Сосут, губами причмокивая,
Туда-сюда перекатывая,
давясь
Слюной
Чудится: обедают мной
Из меня высасывают все соки.
И я тоже прячу лицо
Отвожу глаза от пятен их лиц
И глаз
Вот, собственно, и весь сказ
Жизнь, замкнутая в кольцо
Из заборов и границ.


ПЧЕЛЫ

Все в Поднебесной - херня. Кроме пчел.
Да и пчелы - тоже херня.
Умел бы ходить, давно бы ушел
Туда, где, я слышал, - верняк.

Здесь давно не лезет в глотку коньяк:
Здесь не принято, чтобы в кредит.
Нет наличности? Это по сути - пустяк.
Зато ничего не смердит.

Где нас с тобой нету, вот там хорошо…
Все там будем! Не сожалей, не пеняй.
Смысл жизни, приятель, давно я нашел:
Все на свете - херня. Кроме, может быть, пчел.
Впрочем… Пчелы - тоже херня.


КАМАСУТРА

Эх, как прихорашивались
Эка наряжались
Ползали изнашивались
Разбежались
Разожрались гнилозубо
Разожрались
Наигрались наплели
Наигрались
Расцветали пыжились
Рассветали
Вороные рыжие
Да цвета стали
Горевали мыкали
Да охуевали
Забывали забивали
Забывали
Дни тугой веревочкой
И неделька
Безволосой буйною
Во петельку
Улыбаясь допьяна
Усмехаясь в стельку
Сыра келейка душа
Сыра келейка
Пучеглазы лютики
Люли-люли
Эка невидаль люблю
Ну и хули
Либидина песенка
Думы-ульи
Обманули продали
Обманули
Куковали на года
Нагадали
До любвили
До фига ли
Пегие каурые
Да цвета стали
Пораздали проебали
Пораздали
Бритвою по горлышку
Полстакана
Поровну да посуху
Без обмана
Раным рано
Поутру
Ранам рана
Ватсьяяна Камасутра
Ватсьяяна
Во саду ли во светлице
Во темнице
Без ушей без рук без глаз
Не убоится
Ни убить ни умереть
Ни схорониться
Ни зажиться вышел срок
Не зажиться
Эка прихорашивались
Эк как наряжались
Падали и падалью
Залежались
Медною полушкою
Истрепались
Наигрались вышли вон
Наигрались





* * *

Вокруг то зомби, то депрессняк.
А кто-то бубнит, что верняк - "дозняк".
Кто-то люляет малютку-сына.
Кто-то под новую юбку…
Рутина.
Кожа в углах рта растрескивается.
Ощущение - мерзостно-редкостное
От ухмылки-улыбки приросше-приклеенной,
От извечно-непременного прищура Ленин-ого,
От премудростей-благоглупостей,
Пограничных с отчаянной тупостью.
Да границы - непроходимые.
Между ними - без дна трясинная.
Хрип подкорочный оглашенный:
"Чемодан! Вокзал! Вселенная!!!"
Впередым-вперед в дыханье сверхновой.
Ракетой-шариком - от ракетки пинпонговой.
Там пра-холод, там мрак одиночества,
Ни фамилии, ни имени-отчества.
Эх, мечта-свобода, зараза!
К лесу - передом, ко мне образиной…



КОНИ АПОКАЛИПСИСА

Тридцать три несчастья: на год по одному
Проповедовал мир, а принес миру меч
Во имя любви развязали войну
Верный - не верный, голова с плеч

Но кони Апокалипсиса останавливают бег
Трубы Армагеддона трубят отбой
Все, что я говорю сейчас, - ересь и грех
Но мне не нужен Бог, когда я с тобой

Все дорожки-тропинки - узлами, в клубок
Гефсиманский сад выжжен дотла
Всюду Лобное место - что лоб, что лобок
Пеплом - волосы, голосами - зола

Но кони Апокалипсиса останавливают бег…

Апостолы мучаются поиском осин
Порасхватали Иуда, Каин и Хам
На бирже опять упала цена Магдалин
Очередь в храм - к ростовщикам

Но кони Апокалипсиса останавливают бег…

Число Зверя меняется, как погода весной
Не пробиться на сайт ввв.небо.ру
Ангелы, демоны - по соседству в пивной
Из рая в ад и обратно - как в сортир поутру

Но кони Апокалипсиса останавливают бег…




НОВЫЙ ДЕНЬ

Новый день, день чудо-неоновый,
Мясорубкой толпы раздавленный.
Рассопливленный, расслабленный,
Винищем дешевым разбавленный.
Новый день, день четвертованный
На подгнивших трухлявых распятницах.
Пред апостольшами пустоголовыми
В погребальных ситцевых платьицах.
Новый день, день симфаллический.
На ладонях - позавчерашний уют.
Безнадежный, шизоклинический.
Подкрадется, даже когда не зовут.
Новый день, без кофе отчаянный.
Три зеленых свистка одиночества.
Раскаленный раскаяньем каиновым.
"Жилет-сенсором" сбритый дочиста.
Новый день, в сигарет дым укутанный.
Орошенный клозетными водами.
За копейку у нищего купленный.
Кто даст больше? Нет таких, продано!
Новый день чернобархатной кошкой
На коленях, сведенных в бессилии.
Назывался уродом? В лукошко!
Рассветает. Ночь отменили.
Вы хотите свободы? Свободны!
В Небесах Саваофовский сводный Хор
Заводит привычную песнь
Ностальгия - вчерашняя плесень -
Наползает на то, что внутри.
Ты хотел посмотреть?
На! Смотри!


* * *

Заикаются стрелки на неновых, облезлых часах.
Дряхлый ветер никак не найдет рукава своей куртки.
Легендарной "катюшей" торчат -
Пли по звездам! - окурки.
На фирмовые джинсы порезаны все паруса.
Улетает с похмельем вчерашнее чудо - любовь.
Запах грязных волос и желаний впечатан в подушку.
Часовщик Папа Карло сдирает стамескою стружку
С из меж ребер торчащих заостренных шершавых колов.
Это вовсе не ложь. Это сон вечно пьяного бога,
Промокашкой измятой угодивший в твой левый сосок.
Груз сомнений и страхов непристойно торчит между ног.
Не сбылось. И теперь что-то тихо скулит у порога…

на стартовую страницу журнала содержание этого номера все авторы и их публикации в "Идиоте"