списки

вернуться назад, в список юродивых

Феофил Горенковский

Феофил Горенковский

Блаженный Феофил (в миру Фома Горенковский, †1853) родился в 1788 году на Киевщине, в Махновке в семье священника. Он был одним из близнецов
Ребёнок с самого рождения не принимал материнского молока и вообще молочной пищи. Изумлённая мать кормила младенца картофельной жижей и разваренной репой с морковью.
Из-за этого мать сначала охладела к малышу, а вскоре и возненавидела. И настолько, что не раз пыталась погубить мальчика.
Трижды служанка по её повелению пыталась утопить его, и трижды Господь выносил младенчика на берег.
Тогда мать своими руками бросила дитя под мельничное колесо, но мелящие жернова остановились, удерживая сильный напор воды.
Едва прибежавший на необычный шум воды мельник вытащил дитя, как жернова вновь пришли в движение.
Об ожесточении матери узнал её муж-священник, но ничего с женой поделать не мог. Тогда он отдал младенца на воспитание сердобольной женщине.
После последовавшей вскоре смерти отца для ребёнка начались скитания из одного дома в другой.
Он рано научился молитве, вынужденному посту и полюбил Божий храм, где подолгу молился.
И вымолил своей матери облегчение её участи: перед смертью она примирилась с ним, слёзно просила прощения и благословила сына.

Какое-то время Фома учился в низших классах Киевской Духовной Академии.
Служил дьячком в Чигирине, пономарил в Обухове. В 1812 году оставил мир и был определён в послушники Киево-Братского монастыря.
Нёс разные послушания: хлебопёка, борщевого, помощника палатного, пономаря и звонаря.
В декабре 1821 года его постригли в монашество с именем Феодорит.
Тяготился он суетливых послушаний и принял на себя великий подвиг юродства ради Христа, стал скрывать под мнимым безумием подвиги и добродетели.

В конце 1834 года о. Феодорита постригли в схиму с именем Феофил.
С этого времени он умер для мира совершенно.
Пренебрегая всеми условиями житейского быта, в близкие отношения ни с кем не входил.
Всегда с опущенными глазами, спокойный и задумчивый, он выходил из келии только в церковь, не пропуская ни одного богослужения.
Неподвижно стоял он у дверей храма с маленькой псалтирью в руках, а рядом была корзина с разной провизией, которую блаженный (как и то, что было у него в келии) раздавал в благословение.
Каждый подарок был неслучайным, а имел свой приточный смысл.

Равноангельная жизнь сделала блаженного Феофила носителем Божественной благодати.
Господь удостоил Своего раба дара прозорливости, и как ни скрывал его святой от людей, утаиться не смог. К нему в Братский монастырь стали приходить толпы народа, и вскоре по настоятельной просьбе начальства, он был переведён в Голосеевскую пустынь.
Сам святитель Филарет (Амфитеатров, тогда правящий архиерей, митрополит Киевский), настоятель Голосеевской обители, хотел поближе узнать старца и определиться в отношении к нему.
Нужно сказать, что довольно долго святитель недолюбливал блаженного.
Зная об этом, блаженный всячески старался досадить архипастырю.
Так, однажды летом, когда Владыка находился в Голосеево, туда на своём знаменитом бычке "бойкуне", как всегда, сидя в повозке задом наперёд и читая Псалтирь, въехал о.Феофил.
И немедленно пробравшись в любимый сад Владыки и по узенькой дорожке, засаженной виноградными кустами, направил бычка под окна митрополичьего дома.
Садовник пришёл в ужас; ему грозило увольнение: о.Феофила не велено было пускать, да вот и сам Владыка появился на крыльце.
"Кто пустил Феофила сюда?! Уберите его сейчас же! Он мне кусты поломает!"
Блаженный, проехав всю аллейку, спокойно взглянул на Владыку и проговорил: "Коли не угодно, так и не надо".
И, развернув повозку с бычком на месте, там, где едва проходил один человек, вернулся прежней дорогой к выходу. Владыка подивился, но всё ещё не поверил в особую богоизбранность отца Феофила.
Прошло время.
И святитель после многих встреч с блаженным убедился в его истинном призвании юродствовать.
Окончательно же привязался к нему после предсказанного блаженным пожара в Лавре.
И так возлюбил его, что пригласил жить в Голосеево вместе с часто бывавшим там ближайшим его духовном братом и сомолитвенником преподобным Парфением.
"Вас только двое у меня… Ты - схимник, Парфений - схимник и я - схимник. Будем жить во имя Пресвятой Тройцы", - с отеческой нежностью говорил блаженному митрополит.

Что вышло из этого намерения, угадать не сложно.
Ведь юродивый не может перестать быть таковым. Как и не переставал идти к блаженному самый разный люд, от нищего до высокопоставленных государственных мужей.

Преданной духовной дочерью о. Феофила была Анна Алексеевна Орлова-Чесменская - дочь знаменитого полководца, много благодеявшая Церкви и Голосеевской пустыни в частности.
Ни одного важного дела без его благословения не предпринимала. И слушалась беспрекословно.
Однажды Анна Алексеевна приехала за благословением на начало дела, но старец ни слова не отвечал ей, а, собрав в углу комнаты кучу мелкого сору, высыпал его в подол её платья.
Орлова настолько была религиозна и так почитала блаженного старца, что со смирением уехала с этим сором домой и всю дорогу размышляла о значении сделанного старцем поступка…

В другой раз она приехала к нему накануне Успеньева дня.
Старец имел обыкновение наводить в этот день в келии чистоту, так что графиня Орлова застала его за мытьём горшков и посуды.
Увидев её, блаженный видимо обрадовался: "А, девица приехала, девица! Кстати, очень кстати… Изволь, родимая, на Днепр сходить, парочку горшечков там мне помоешь…".
И дал ей в руки самую что ни на есть загаженную посуду.
Анна Алексеевна только улыбнулась и без всяких возражений отправилась на Днепр (русло Днепра тогда было ближе к Китаевой пустыни), где, ничтоже сумняшеся, усердно принялась своими руками, украшенными драгоценными перстнями, обмывать загаженные от времени горшки.
А лакей её почтительно стоял в отдалении и диву давался, видя графиню за такою грязною и смешною работою.
Чтобы ни минуты не оставаться праздным, блаженный сучил шерсть, вязал чулки и ткал холсты, которые преимущественно отдавал иконописцам.
Во время работы непрестанно творил молитву или читал наизусть Псалтирь.
Ежедневно совершал множество поклонов и давал телу только очень краткий отдых.
Для этого старец или прислонялся спиной к стене или ложился на лежанку, поперёк которой клал полено, или садился на короткую и очень узкую скамью, стоявшую посреди комнаты, так что при малейшем дремании падал и немедленно вставал на молитву.

Во время Божественной Литургии Господь удостаивал его Своих откровений.
Его прозорливость привлекали к нему множество людей.
Блаженный предсказал строительство в Киеве женского Покровского монастыря и Спасо-Преображенской пустыни (при Лаврском кладбище) за много лет до этого; большие потери Русской армии во время Крымской войны и смерть императора Николая I, не говоря уж о судьбах простых верующих.
Святой обличал и обращал на путь покаяния грешников, поддерживал подвижников, окормлял монашествующих и мирян, исцелял недужных, помогал обиженным и обо всех молился.
Сегодня честные мощи блаженного Феофила почивают в любимой им обители - Китаевской пустыни, куда, как и прежде, всякий может прийти и обратиться к святому.


на стартовую страницу журнала содержание этого номера все авторы и их публикации в "Идиоте"