Виталий Русяев

Виталий Русяев

ВЕРЛИБРЫ



***

небо рассудит остудит
на просвет высвечивая захлест и смятение
звездная гирлянда уже фосфоресцирует
но куда больше -
"гликокалицин"
или "оранжевый лис"
от всех этих ци и отблесков небес надо перемещаться в темноту на запах влаги




***

коли твой лес ничтожат истово -
брось мясной клин в паводь
как перегниет в жижу - сам пади
о поволоку как о плеву сховай вуалься
да красные глазки исподволь не пупырь
переливчатыми нимбами увейся
слоящейся толщей черных сгустков упейся
не свети антропоморфное - заболоться
мшистой корой укройся
сияние станет проступать блекло
по два вдоха в год




***

сызмальства исходил ты волдырем
перемежался с кустами сокрытый
колобродил у подошвы
в полу разучивая каменные вены
лишь на затмения да зимы полярные уповал
но пошло солнце сквозь ситце - слепой дождь
где в нем капли видишь,
где фурункулы языком ловишь? весь в малине
как отливает! сослепие и веселие
светопопустительство!




***

настоящие черти не водятся на ночных показах висконти
или девушка в углу читает пруста
заговори, или плюнь в нее - отзвучит пустотелость
настоящие черти рождаются, когда тебе пять
ночь
стеклянная пирамида на столе
или крыса замерла во льду
бдение
ничего не делал и кушал
смотрел в себя как на солнце
а черные дыры извергали выпрастывали
цени бельмо по протяженности




***

раз уж родились в процессе деления
теперь мы эмансипацию укрепляем
отсекаем подземные лесные сплетения
и пробивающийся первый волосок из-под родинки
суетливые линии судеб от лица отводим
сохраняя чистопрекрасие свое прямолинейное
одни мы средь начищенного отыщем чистое




***

судорожно ждал завтра
кукожился в постели
а время напротив развернуло свою протяженность
на вышедшем полотне
собственный ход человека не прослеживался
время подвисло
жизнь стала удлинняться
но даже минимум комфорта нормализует время
и синхронизирует его с общей временной структурой
впрочем может она только посередине быстрая
на хорде между нуждой и избытком
и движение замедляется по обе стороны




***

девушка в
шелухе пропахших гноем моржом обвисших кож
закидай меня душистыми ветками северных растений свежестью синих льдов хвоей лун
я ряской загрязну без посторонней помощи
в том кто не знает светлый язык ангелов но внутренняя иллюминация
кристаллов свет свечение
цветение




***

самое интересное - движущиеся ветви
куда они тянутся?
чем смотрят?
правда ли, что
деревьевая кровь из веток и ствола иногда вся смещается в корни
и от этого их не так колет лед
правда по крайней мере у елок все на месте точно даже зимой
пузыри на нёбе вспухнут
спиральные кольца сожмутся в пунктиры
сползут ветви бесшумно по сослепию
неплохо было бы завести такие щупы
усики направленные по закону роста растений:
всегда на территории света




***

был ты хребтами в суставах увенчан
перепонки разводил веером
но какой мерзости паучьей подвернулся? -
растворился и сошел хлопьями эйфории
некуда забиться тебе этакому
куда бы делся в такой диссоциации -
благо нам попался окаянный
одни мы оценить смогли по достоинству
отличное соотношение черноты и перегноя
прожилки цвета фламинго - наш лунный сахар
сплетем приватный кокон внимания
и тебя выпьем залпом
иди СЮДА




***

прознал про то что слепые слышат ГРОМЧЕ
решил пойти от обратного
как уши заткнул - стал видеть ЯРКО
тогда и глаза выколол
нос вывернул да язык стесал
натыкался на предметы впотьмах
мычания своего шарахался
развил в себе гиперчувствительность
такую что и келья стала
чересчур обильна на впечатления
тут уж оставалось только окончательно
урезать раздражители




***

я вас любил бы в любом виде
с выколотыми глазами
будь вы камнем
видимо люблю не плоть
и не вещественный объект
что весьма странно
учитывая что сознание является функцией мозга
и разложитесь вы в почве натурально
между тем любить червей вас пожравших я не стану
в связи с частичками вашей плоти в их утробах
то люблю я не совсем вас
а некое потустороннее
чего проводником в этом мире
является ваше тело




***

яро бурлила ползучая
вот мы и увились хвостом затянутым
иноходь ее свела нас с троп
стянула с ног
мы петляли наискось вытягиваясь и
дальше переворот и яма нас собою окаймила
так мы узнали о неподвижности внутри ползучих ям




***

издалека помнится только наибольшее -
"дерево"
но "дерево" - очень много значений и смыслов
и масштаб не оценить с расстояния
а нам бы воспоминание вскрыть подручно
восстановим в памяти сам момент измышления -
пролежни, еще пролежни... - видно, пролысело
но хотя бы видны пустые места да
по характеру вмятин определяется эмоция




***

коли консервируешь чувство на погребение
многоликий слоистый окатываешь черепки в сосуды
держи уж лучше приоткрытым пока не свернется
смотри чтобы оно издохло порядком
анестезировано до полусмерти
отдели застойный запах от испарины
не то очнется в целости и сохранности
в сумраке побьет коконы вокруг
высыпят венчиками ахиллесовы пяты бубонные
спросонья израненное кровоточащее липкое
поползет волной




***

взгляд соскальзывал а на ощупь не смели
вот уж кому уничтожение не маячит -
с шеи по позвоночнику радуга
кутает-разворачивает авуаром вакуум
увлекла самодостаточность внутривенная
под ее кров льнули без памяти
та всмотрелась в сокращения наши -
ноги сплела далай-ламой и склонилась
расстегнула куртку
отек предлагая - мы впились жадно
приобщились к ее высшей мерности
но закралось сомнение, что в придаток
оно впрыскивает раз за разом одно
блеклое блеклое блеклое




***

рано ли поздно
решился часть себя в мир погрузить
скатом нарезал спирали выискивал
тени отбрасывал на 360, голема выдул
да сдалось ему - заприметил идеальное место
но осекло сразу сколько ни высчитывал
мысль в разрезе - срубленным ломтем
и связи провисают в пустоту
ах, как рука-то поднялась на живое
расчленил с особым цинизмом
стыдливо упивался высказанностью
раздумывая: что будет, сигани он целиком




***

веки нечаянно спеленала
стали глаза ахиллесовы
но вовремя спохватилась -
из комка попавшей под дождь пачки мальборо
слепила себе близнеца велеречивого трехглавого
за прослойкой аватара засела не выглядывала
и когда принцы рядом громыхали
т.к. милее всякого принца
невозможность полного уничтожения




***

символ невинности
морской спрут в молоке
соль и воздушность
в лоскутах двухслойной туалетной бумаги ватка
бельмо на облаке
белое на белом очень кстати
бездна упорно смотрит сквозь не проявляя внимания
соль оседает и
отсутствие прочего движения сводит с ума
потому все силы брошены на сублимацию
и вот пространство сотрясает непонятный разряд




***

ты толком не знаешь где начинаешься
и где заканчиваешься

в определенной фазе луны сереешь
словно бетон

но гляди я могу алертно
увеличить число глазниц у тебя в наличии
настолько медленный взмах что увидишь плоть внутри

уцепиться за блеклое сизое наплывшее
в заторможенности проткнуть его аспидовый лоскут




***

мир прекрасен но его реки
в запутанных витиеватостях руки тонут

теряется сердце и его светлый язык
поволока у солнца его вода
застилает свет

язык света за ним молчание
молчание глаз
радуга смерти




***

у женщины были глаза клинья
сын смотрел на ее морщины мутными коровьими
рядом читала кафку барышня с водянистыми
постепенно у нее затекли и стали целлофановыми
потом и вовсе вместо текста в них отразились белые манжеты
в углу смышленый парень мельтешил от аспидных до ослепленных
внезапно мне пришло осознание что чужие глаза стали налипать на мои собственные
мало того налипали еще и некоторые жесты и даже настенные советские пиксели
с трехдневной поволокой чужих глаз я наконец упал в постель где меня ждало расслепление




***

рефлексия гораздо больше восхищает нежели простота
как жилистая рука в сравнении с обычной белой
но костные самые живучие
простые формы
обычная белая белильная беладонновая безликая блеклая молево-мотыльковая опускается медленно
накрывает без остатка
однако жидкие как белизна сверху
когда проредел снег допадал
ежели специально и не взаправду
те гниды похуже устойчиво плотных




***

ты весь из себя раненный в живот кит
забавляешься с найденным комком пуха
но у тебя белые органы
кровь вышла

полно те
посмотри в себя сквозь муторное
там где заканчивается около происходит потеря окраски

там молоко из твоих желез впадает в океан скрывая
лоскуты-полоски отслаивающихся кож от
волдырей на дне




***

упали споры - зашорило рот
плеснопеет теперь из-под
сальных сегментов - чешуй, подтеков, нимбов
папоротниковых ребер
поволока - чешуйчатое шух на полувыкате
в солоноватой пене лед дождь черные божества и волосы
тварь энтропийная дестабилизированная
видишь как мысли рассыпались в стороны брызнули
расчесывает царапины вместе с ресницами сдирает
кровь слизывает и в слюне крутится
сивая оттого налипает на нее все подряд




***

до поры до времени все бегало-обегало
шелудивое
искрясь ворсистой многовекостью
но укумекало что хотя
смерть недостижима в обыденной повседневности
ее тень сонная - вполне
выгнулось назад восвояси в медленные территории
одновременно спало и не спало
потом подцепило там что-то
побелело
членистокосое скорачилось
поползло вперевалку до рытвины
как доползло так совсем опало
висит на тесемке
не шелохнется




***

на пересечении подземных рек особые облачные озоновые метеорные порталы

первый ведет в око смерти
второй поменьше виднеется во сне (дело не в размерах, а в дальности расположения от зрителя)
бог пролегает линией между ними

к слову синхронны в узле света
на небосводе ледовая мармеладово-кровяная дыра солнца
почти не резонирующее леденцовое сладко-соленое отверстие луны




***

на изнанке тумана утром немного подзеркаленый лоснится влаги густой гул
к свету в фурункулах диско-шаре выколотых зрачках
льнут мухи
гадюка проводящаяся мерно по зеркальной глади
припороши стародавнее взорви во мне хлопья
порционного ужаса
приплывет ко мне рыба та что карп ветвей из реки вязьмы
в пылу облюбования
заляжет в лоно в ладони костьми раскинется
переплетемся словно две змеи для пущей сложности под старым вязом




***

запуская в глаз червь сомнения -
пригвозди взгляд движением синхронным
визуальная мантра - такт в границах
ворожи пока не заиндевеет бельмо
да суй руку под кромку -
растяни алые хлястики гирляндой
и вешай на нее хоть целый клубень
глаза станут снаружи - разлинованные
червь бороздит поверхность ходами
смотрят в себя разреженные
как есть: ловушка покоя




***

ежели лихо всеобъемлющее всешнее
откуда у него залихвацкие слои темно-зеленые просветающие
видимо лихо слоистое с самого вешнего
но имеется уродство: неспособность пролезть между слоями
от рождения по законам кровосмешения слоесмещение




***

ему что-то приснилось этой ночью
теперь он:
- машинально выискивает у детей признаки умственной отсталости
- смотрит за тем чтобы плоть обвисала синхронно с обеих сторон
так происходит перемена приоритетов: интерес возрастает по мере недосягаемости. вещи перед тобой в большей недосягаемости, чем нечто абстрактное и отдаленное,
которое улавливается




***

осень порошит медленно свой запас непогожего
за окном в разводах листья слетают
из пространного воздуха в запах компостной беды

не бойся сложности абстракций
в конце концов симулякры не запутаются в миазмах
а если что посмотри на ветви деревьев в саду на свои руки
они сложнее в тысячу раз

ты не то чтобы старец хмурец но
то что подумывает вылезти из мембраны
и ловить на себе солнечные зайчики

те устало разлихораденные
от ледяных ветров до заломанных пальцев
бликами в ветвях жгут ферменты и последний страх

до и после переживания
я стану застарелым и вместе со мною ссохнутся лица с витрин
клочья пуха сползут с кож я вижу белые телеса




***

потные снеговики вдоль хрустальной аллеи
тут и самый смелый дрогнул
содрогание повторилось и ускорилось - полноценный трепет
хотя казалось бы, трепет - это приятное чувство
а содрогание относится к ужасу
вышло что много содроганий - не страшно
даже немного успокоительно




***

сегодня в хорду грома сыпанули немного химии в которой не выживает даже самое сгущенное зло

скатывается шаром черной мизантропии увлекая за собой мелкую речную гнусь и болотную морь
плюмбанья накрапывающей воды растворяют ком

во избежание взмахом сложенного ладонями весла загребаю воздух в обратную сторону
отбрасывать зачатки адаптации переводя в контраст полутона смеси по возможности свертываясь


на стартовую страницу журнала все номера журнала все авторы и их публикации в "Идиоте" содержание этого номера