Владимир Мартов

Владимир Мартов
БЕЛОРУССКИЕ ХРОНИКИ, 1941 ГОД




предисловие  | глава I  | глава II  | глава III  | глава IV  | глава V  | заключение  



ПРЕДИСЛОВИЕ


1

Узнать о событиях начала войны 1941 года в Беларуси я хотел давно. Возможно, интерес возник благодаря прочитанному когда-то роману Ивана Стаднюка "Война". Однако далее невнятных упоминаний о "Белостокском котле" и незавидной судьбе командования Западного фронта дело тогда не пошло. Ни в Большой Советской энциклопедии, ни в "Истории Великой Отечественной войны", ни в многотомной "Истории Второй мировой войны" нужной мне информации не было. Не было Интернета. Доступные мне мемуары участников событий (Г. К. Жукова, И. В. Болдина) ничего не объясняли. Тему явно окружал информационный вакуум.

Публикация в 1991 году надиктованных незадолго до смерти воспоминаний И. С. Конева относительно начала войны и его прибытия на Западный фронт стали, вероятно, новым толчком для изучения событий начального периода войны. В них было больше "запаха войны", чем в бравурных рассказах иных мемуаристов.

"Записки человека моего поколения" Константина Симонова позволяли кое-что понять в атмосфере того периода. Вышла книга Дмитрия Волкогонова "Триумф и трагедия" о Сталине, которая содержала шокирующую информацию о попавших в плен, погибших и репрессированных генералах.

Появление книг Виктора Суворова окончательно разогрело мой интерес к начальному периоду войны и позволило совершенно иначе посмотреть на причины поражений РККА в 1941 году, хотя и содержало мало конкретной информации о событиях именно на Западном фронте. Но вот нумерация дивизий, корпусов и армий, фамилии командующих, выдвижение Второго Стратегического эшелона из глубины страны…

Попытки систематизировать информацию о событиях в Беларуси в 1941 году (примером для меня стал Военный дневник Франца Гальдера, где события были изложены в хронологическом порядке) наталкивались на недостаток (почти полное отсутствие!) данных.

Поиск стоил "слишком дорого" с точки зрения человека, который в жизни занимается совершенно другим делом (я по профессии - врач-реаниматолог, к 1995 году у меня было уже двое детей, которых нужно было кормить, воспитывать и так далее…).

Новый сюжет связан с обретением Беларусью независимости. В Белорусской энциклопедии появилась статья про Лепельский контрудар. Согласно постановлению Белорусского правительства, каждый город и район Республики должен был выпустить собственную Книгу Памяти. Эталоном в этом смысле стал для меня двухтомник "Книги Памяти" моего родного Витебска, в котором были представлены многие материалы краеведов о событиях в своем родном крае, в том числе по событиям 1941 года.

Наконец, я сел за составление собственной хронологии. Находясь в Минске, я проштудировал все изданные к тому времени многочисленные Книги Памяти, познакомился с двухтомником Ираиды Макеевой "В боях под Гродно", где были собраны воспоминания участников тех событий. В Витебске аналогичная книга издана, кажется, не была; материалы Л. Н. Бруевой просто оказались в свободном доступе в Интернете http://kraj.vitebsk.net/?page=vov.

Интернет. Видимо, он и решил все. Потому что именно через Интернет, не покидая родного города и, так сказать, "без отрыва от производства", я познакомился с СБД ("Сборниками боевых документов Великой Отечественной войны") и многими другими важными документами, нашел нужные мне мемуары, смог использовать материалы Евгения Дрига (сайт "Мехкорпуса"), скомпонованные именно так, как нужно…

Кроме того, я познакомился по переписке с Дмитрием Егоровым и Александром Дударенком, которые также занимались вопросом Белостокского "котла" (и даже гораздо серьезнее и раньше, чем начал заниматься я) и т.д. и т.п.

В 2005 году Дмитрий Егоров даже прислал мне свой материал - по сути, готовую, но еще неизданную книгу "По следам проигранного сражения" (в процессе издания она стала называться "Разгром Западного фронта"), за что ему особое спасибо!

Так же благодаря Интернету я познакомился с Николаем Казаковым из Велижа, который поделился собственным материалом. Позже я познакомился с материалами краеведов из других городов российской глубинки: Рославля, Великих Лук, Себежа…

В итоге, в 2006 году в интернет-журнале "Идиот" я опубликовал свой очередной opus magna "Белорусские хроники. 1941 год".

Казалось бы, все.



2

Однако тема не отпускала. Накапливались новые материалы. Многие детали (иногда важные) требовали уточнения. К этому времени вышел перевод книги германского военачальника Г. Гейера, были опубликованы дневники генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока, исследования П. Карелла (вышла на родине автора в 1963 году), В. Хаупта (1983), появились отрывки из книги Хайдорна (1989).

Благодаря материалам "с той стороны" становилась понятнее ЛОГИКА боевых действий.


В 2009 году пришло время обновить свое исследование.

А уже в следующем году вышла книга Алексея Исаева "Остановленный блицкриг", которая дала новую пищу для размышлений. Конечно, после предыдущих его книг (например, "Георгий Жуков") не было удивительно, что человек, получивший доступ к таким материалам, которых был лишен Егоров и я, мог наделать столько ляпов!

В то же время отрывки немецких документов военного времени дорогого стоили (в первой главе, посвященной Белостокско-Минскому сражению, ссылок на Исаева у меня оказалось намного больше, чем ссылок на книгу Д. Егорова = 30 : 18!)

Осенью 2010 года новая редакция исследования была завершена.



3

Как и в первой редакции, исследование состоит из пяти глав. Каждая глава разделена на две неравные части.

Большая часть - ХРЕСТОМАТИЯ: описание день за днем событий на отдельных (в некотором смысле самостоятельных) участках фронта.

По сути, это компиляция в большинстве своем уже известных данных (не всем и не всегда :).

Хрестоматия изобилует подробностями, номерами частей и соединений, именами командиров и трудна для восприятия неподготовленным читателем.

В случае затруднения он может сразу обратиться ко второй части - "КРИТИКЕ" (это текст за "пятью звездочками").

Однако в этом случае читатель может пропустить обоснование мнения, которое ему покажется спорным или сразу вызовет неприятие ("сопротивление").



4

Источники, которые я использовал, можно принципиально разделить на несколько неравноценных групп. В порядке значимости для понимания логики событий я представляю их следующим образом.

Первая группа - военные дневники командующих высокого ранга, которые писались по ходу событий. Они особенно дороги с точки зрения концепции моего исследования. К этой группе относятся дневник начальника немецкого Генерального штаба Сухопутных войск генерал-полковника Ф. Гальдера и дневник главнокомандующего группой армий "Центр" генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока.

К сожалению, советские командующие такого ранга подобного рода дневников не оставили. В прессе появлялись сообщения о дневниках А. И. Еременко, которые он вел несмотря на прямой запрет И. В. Сталина, однако доступа к ним пока нет.

Вторая группа - воспоминания командующих уровня не ниже корпуса.

С немецкой стороны это мемуары Г. Гота (командующего 3-й танковой группы), Г. Гудериана (командующего 2-й танковой группы), а также Г. Гейера (командира 9-го армейского корпуса).

С советской стороны мемуары такого уровня я использовать не мог.

"Воспоминания и размышления" начальника Генерального штаба РККА (на 22 июня 1941 года) Г. К. Жукова использовать практически невозможно. Командующий Западным фронтом Д. Г. Павлов расстрелян; сохранились только его показания перед судом Военного трибунала; мемуары его заместителя И. В. Болдина с точки зрения боевых действий в Беларуси в 1941 году совершенно неинформативны.

Командармы Белостокского выступа 1941 года К. Д. Голубев и В. И. Кузнецов мемуаров не оставили. Еще два командарма Западного фронта "первого состава" А. А. Коробков и П. М. Филатов погибли тогда же в 1941 году (Коробков, как и Павлов, был расстрелян, Филатов погиб при авианалете). В итоге остались только воспоминания начштаба 4-й армии Л. М. Сандалова и начальника оперативного отдела 13-й армии С. П. Иванова - полковника и подполковника 1941 года.

При описании событий июля-августа 1941 года можно было использовать более обширный материал: мемуары А. И. Еременко, И. С. Конева, К. К. Рокоссовского, А. В. Горбатова, М. Ф. Лукина.

Третья группа - документы военного времени уровня не ниже корпуса. В основном, я использовал материалы советской стороны, чаще всего, Сборники боевых документов. Однако разгром советских войск в ряде сражений 1941 года (в Белостокско-Минском сражении, под Смоленском, Могилевым, Гомелем, затем под Киевом, Вязьмой и Брянском) лишил потомков множества документов.

Сознаю, что немецкие документы использованы мной совершенно недостаточно. Однако надеюсь, это - временные трудности. Не исключено, что освоение немецких документов даст толчок к следующей, третьей редакции исследования.

Четвертая группа - мемуары и документы, позволяющие уточнить события на уровне отдельных дивизий и участков фронта (воспоминания К. Н. Галицкого, И. И. Руссиянова, Я. Г. Крейзера, Н. И. Бирюкова, А. С. Жадова, С. С. Бирюзова, офицеров более низкого ранга). Ссылки на литературу этой группы рассеяны по всему тексту.

Пятая группа - материалы, собранные краеведами (выделяются книги уже упоминаемых мной И. Макеевой и Л. Н. Бруевой), а также опубликованные в Книгах Памяти и на региональных сайтах.

К этой группе примыкают книги, посвященные какому-либо соединению.

Наконец, шестую группу составляют современные исследования. Их немного.

Д. Егоров представил непревзойденный пока материал по Белостокско-Минскому сражению.

Е. Дриг также представил прекрасный материал для анализа.

Б. Хазанов хорошо описал разгром советской авиации.

Р. Алиев ("Штурм Брестской крепости") опубликовал прекрасный материал о небольшом, но важном эпизоде боевых действий в Беларуси.

А. Исаев является, скорее, донатором информации "с той стороны". Его собственные мысли о событиях в Беларуси нередко ошибочны, предвзяты и, как мне видится, не могут служить основой для анализа.

А вот перед Л. Н. Лопуховским хочу просто снять шляпу. Его уровень чувствуется даже когда он говорит на очень конкретную и узкую тему (такую как "120-й гаубичный артполк Резерва Главного Командования РККА в боях")…



5

Напоследок отвечу на вопрос, который мне кажется странным, но который постоянно встает в отношении таких как я: можно ли считать меня историком?

Не знаю.

Наверное, можно. Возможно, нельзя. Смотря как смотреть.

Я отвечу так:


"Я - историк.

Сегодня на Патриарших будет интересная история…"





Глава 1


на стартовую страницу журнала все номера журнала все авторы и их публикации в "Идиоте" содержание этого номера